23.07.2017

Борей

News image

Исследования облика ракетной подводной лодки 4-го поколения велись в нашей ст...

Арсенал построен/спущен в 1997г.

News image

Проект «Арсенал» был совместной разработкой ВМС США и Программы перспективных ис...


Мерс-Эль-Кебире
Водные сражения - Вторая Мировая война

мерс-эль-кебире

После того, как Франция выбыла из борьбы, английский флот был в состоянии справиться с объединенными морскими силами Германии и Италии. Но англичане не без оснований опасались, что современные и мощные французские корабли могут попасть в руки противника и будут использованы против них. Ведь, не считая нейтрализованного в Александрии Соединения X и разбросанных по миру нескольких крейсеров, эсминцев, авианосца Беарн и мелких кораблей, в английских портах нашли прибежище только два совсем старых линкора Паpи и Куpбе. 2 суперэсминца (лидера), 8 эсминцев, 7 подводных лодок и прочая мелочь - всего не более десятой части французского флота, если судить по водоизмещению, и полное ничтожество, если судить по их реальной силе. Ещё 17 июня главнокомандующим флотом адмирал Дадли Паунд доложил премьер-министру У.Черчиллю, что в Гибралтаре под командованием вице-адмирала Джеймса Сомервилла сосредотачивается Соединение Н (Эйч) во главе с Худ и авианосцем Аpк Ройал , которое должно было следить за перемещениями французского флота.

Когда перемирие стало свершившимся фактом, Сомервилл получил приказ нейтрализовать представлявшие наибольшую потенциальную угрозу французские корабли, находившиеся в портах Северной Африки. Поскольку никакими дипломатическими переговорами сделать это не представлялось возможным, англичанам, не привыкшим стесняться в выборе средств, ничего не оставалось, как применить грубую силу. Но французские корабли были довольно мощными, стояли в собственных базах и под защитой береговых батарей. Для такой операция требовалось подавляющее превосходство в силах, чтобы склонить французов на выполнение требований английского правительства или в случае отказа, уничтожить. Соединение Сомервилла выглядело внушительно: линейный крейсер Худ, линкоры Резолюшн и Вэлиент, авианосец Аpк Ройал, легкие крейсера Аретьюза и Энтерпрайз , 11 эсминцев.Но и противостояло ему немало - в Мерс-Эль-Кебире, выбранном главным объектом атаки, находились Дюнкерк, Страсбург, Прованс, Бретань , лидеры Вольта , Могадор , Тигр , ''Линкс . Керсайнт и Террибль , гидроавианосец ''Коммандант Тест . Поблизости, в Оране (всего несколько миль к востоку) находилось сборище эсминцев, сторожевиков, тральщиков и переведенных из Тулона недостроенных кораблей, а в Алжире - восемь 7800-тонных крейсеров. Поскольку крупные французские корабли в Мерс-эль-Кебире стояли пришвартованными к пирсу кормой в сторону моря, а носом к берегу. Сомервилл решил использовать и фактор внезапности.

Соединение Н подошло к Мерс-эль-Кебиру утром 3 июля 1940 года. Ровно в 7 часов по Гринвичу в гавань вошел одинокий эсминец Фоксхаунд с кэптеном Холландом на борту, который информировал французского флагмана на Дюнкерк , что имеет для него важное донесение. Холланд прежде был военно-морским атташе в Париже, его близко знали многие французские офицеры и в других условиях адмирал Женсуль принял бы его со всей сердечностью. Каково же бы удивление французского адмирала, когда он узнал, что донесение является ни чем иным как ультиматумом. А наблюдатели уже сообщили о появлении на горизонте силуэтов английских линейных кораблей, крейсеров и эсминцев. Это был расчетливый ход Сомервилла, подкрепляющий своего парламентёра демонстрацией силы. Надо было сразу показать французам, что с ними не шутят. Иначе они могли подготовиться к бою и тогда ситуация радикально изменилась бы. Зато это позволило Женсулю разыграть оскорбленное достоинство. Он отказался разговаривать с Холландом, отправив на переговоры своего флаг-офицера лейтенанта Бернарда Дюфай. Дюфай был близким другом Холланда и прекрасно говорил по-английски. Благодаря этому переговоры не прервались, не начавшись.

В ультиматуме Соммервила. написанному по поручению правительства Его Величества , после напоминаний о совместной боевой службе, коварстве немцев и прежней договоренности от 18 июня между правительствами Британии и Франции о том, что перед капитуляцией на суше французский флот присоединится к британскому или затопится, французскому командующему морскими силами в Мерс-эль-Кебире и Оране предлагалось на выбор четыре варианта действий:

1) выйти в море и присоединиться к британскому флоту для продолжения борьбы до победы над Германией и Италией;

2) выйти в море с уменьшенными экипажами для следования в британские порты, после чего французские моряки будут сразу репатриированы, а корабли будут сохранены для Франции до окончания войны (за потери и повреждения предлагалась полная денежная компенсация);

3) в случае нежелания вообще допустить возможность использования французских кораблей против немцев и итальянцев, чтобы не нарушать перемирия с ними, выйти под английским эскортом с уменьшенными экипажами во французские порты в Вест-Индии (например, в Мартинику) или в порты США, где корабли будут разоружены и сохранены до конца войны, а экипажи репатриированы;

4) в случае отказа от первых трех вариантов - затопить корабли в течение б часов.

Заканчивала ультиматум фраза, которую стоит привести целиком: В случае Вашего отказа от вышепредложенного, я имею приказ правительства Его Величества использовать все необходимые силы для предотвращения попадания Ваших кораблей в руки немцев или итальянцев . Это, попросту говоря, означало, что бывшие союзники откроют огонь на поражение.

Первые два варианта Женсуль отклонил сразу - они напрямую нарушали условия перемирия с немцами. Третье также почти не рассматривалось, особенно под впечатлением немецкого ультиматума, полученного тем же утром: Или возврат всех кораблей из Англии или полный пересмотр условий перемирия . В 9 часов Дюфай передал Холланду ответ своего адмирала, в котором тот заявил, что, поскольку сдать свои корабли без приказа французского Адмиралтейства не имеет права, а затопить их по сохранившему силу приказу адмирала Дарлана он может только в случае опасности захвата немцами или итальянцами, остается только сражаться: французы на силу ответят силой. Мобилизационные мероприятия на кораблях были остановлены и началась подготовка к выходу в море. В неё входили и приготовления к бою в случае необходимости.

В 10.50 Фоксхаунд поднял сигнал о том, что в случае непринятия условий ультиматума адмирал Сомервилл не даст французским кораблям покинуть гавань. И в подтверждении этого английские гидросамолеты в 12.30 сбросили на главном фарватере несколько магнитных мин. Естественно, это ещё больше затруднило ведение переговоров.

Срок ультиматума истекал в 14 часов. В 13.11 на Фоксхаунде подняли новый сигнал: Если вы принимаете предложения, поднимите на грот-мачте квадратный флаг; иначе открываю огонь в 14.11 . Все надежды на мирный исход рухнули. Сложность положения французского командующего заключалась ещё и в том, что в тот день французское Адмиралтейство переезжало из Бордо в Виши и прямая связь с адмиралом Дарланом отсутствовала. Адмирал Женсуль попытался продлить переговоры, подняв в ответ сигнал, что ожидает решения своего правительства, а через четверть часа - новый сигнал, что готов принять представителя Сомервилла для честного разговора. В 15 часов кэптен Холланд поднялся на борт Дюнкерк для переговоров с адмиралом Женсулем и его штабом. Максимум на что согласились французы во время напряженной беседы - что сократят экипажи, но выводить корабли из базы отказались. Время шло, беспокойство Сомервилла, что французы подготовятся к бою, возрастало. В 16.15, когда Холланд и Женсуль вес еще пытались сохранить дружеские отношения, пришла депеша от английского командующего, прекратившая все дискуссии: Если ни одно из предложений не будет принято к 17.30 — я повторяю, к 17.30 — я буду вынужден потопить ваши корабли! В 16.35 Холланд покинул Дюнкерк . Сцена была готова для первого столкновения между французами и англичанами после 1815 года, когда отгремели пушки при Ватерлоо.

Часы, прошедшие с момента появления английского эсминца в гавани Мерс-эль-Кебира, не прошли для французов даром. Все корабли развели пары, экипажи разошлись по боевым постам. Начавшиеся было разоружаться береговые батареи находились теперь в готовности открыть огонь. На аэродромах стояли, прогревая моторы для старта 42 истребителя. Все корабли в Оране были готовы выйти в море, а 4 подлодки только ждали приказа, чтобы образовать барьер между мысами Ангуиль и Фалкон. Тральщики уже тралили фарватер от английских мин. Всем французским силам на Средиземном море была объявлена тревога, 3-я эскадра и Тулоне из четырёх тяжелых крейсеров и 12 эсминцев и шесть крейсеров и Алжире получили приказ выйти в море готовыми к бою и поспешить на соединение с адмиралом Женсулем, о чем тот должен был предупредить англичан.

А Сомервилл уже лёг на боевой курс. Его эскадра в строю кильватера находилась в 14000 м на норд-норд-вест от Мерс-Эль-Кебира, курс - 70, скорость - 20 узлов. В 16.54 (в 17.54 по британскому времени) раздался первый залп. Пятнадцатидюймовые снаряды с Резолюшн упали близким недолётом в мол, за которым стояли французские корабли, засыпав их градом камней и осколков. Спустя полторы минуты первым ответил Прованс, стреляя 340-мм снарядами прямо между мачтами стоящего справа от него Дюнкерк - Адмирал Женсуль вовсе не собирался вести бой на якорях, просто тесная гавань не позволяла всем кораблям одновременно начать движение (на это-то и рассчитывали англичане!). Линкорам было приказано построиться в колонну в таком порядке: Страсбург, Дюнкерк, Прованс. Бретань, Суперэсминцы должны были выходить в море самостоятельно — по способности. Страсбург , кормовые швартовы и якорная цепь которого были отданы еще до попадания первого снаряда в мол, начал движение немедленно. И только он покинул стоянку, как в мол попал снаряд, осколки которого перебили па корабле фалы и сигнальный рей и пронзили трубу. В 17.10 (18.10) капитан 1 ранга Луи Коллинс вывел свои линкор на главный фарватер и 15-узлопым ходом направился и море. За ним рванулись вес 6 эсминцев.

Когда залп 381-мм снарядов поразил мол, на Дюнкерк отдавали швартовы и травили кормовую цепь. Буксир, помогавший сняться с якоря, был вынужден обрубить швартовы, когда в мол попал и второй залп. Командир Дюнкерк приказал немедленно опорожнить цистерны с авиабензином и в 17.00 отдал приказ открыть огонь главным калибром. Вскоре вступили в дело и 130-мм орудия. Поскольку Дюнкерк был ближайшим к англичанам кораблем, на нем и сосредоточил свой огонь Худ - бывший партнёр по охоте за немецкими рейдерами. В тот момент, когда французский корабль начал отходить со своего места стоянки, первый снаряд с Худ попал ему в корму и. пройдя через ангар и унтер-офицерские каюты, вышел через бортовую обшивку в 2,5 метрах ниже ватерлинии. Этот снаряд не взорвался, поскольку топких плит, которые он пронзил, было недостаточно для взведения взрывателя. Однако в своём движении через Дюнкерк он перебил часть электропроводки левого борта, вывел из строя моторы крана для подъема гидросамолётов и вызвал затопление топливной цистерны левого борта. Ответный огонь был быстрым и точным, хотя определение расстояния затруднялось условиями местности и нахождением между Дюнкерк и англичанами форта Сантон.

Примерно в то же время попадание получил Бретань, а в 17.03 381-мм снаряд поразил Прованс, который ожидал пока Дюнкерк выйдет на фарватер, чтобы последовать за ним. В корме Прованс начался пожар и открылась большая течь. Пришлось приткнуть корабль к берегу носом на 9-метровой глубине. К 17.07 пожар охватил Бретань с носа до кормы, а спустя две минуты старый линкор начал опрокидываться и внезапно взорвался, унося с собой жизни 977 членов экипажа. Остальных начали спасать с гидроавиатранспорта Коммандант Тест , который чудом избежал попаданий за всё время боя.

Выходящий на фарватер 12-узловым ходом Дюнкерк был поражен залпом из трёх 381-мм снарядов. Первый попал в крышу башни ГК №2 над портом правого внешнего орудия, сильно вдавив броню. Большая часть снаряда срикошетировала и упала на землю примерно в 2000 метрах от корабля. Кусок брони или часть снаряда ударил в зарядный лоток внутри правой полубашни , воспламенив первые две четверти разгружаемых пороховых картузов. Вся прислуга полубашни погибла в дыму и пламени, но левая полубашня продолжала действовать — броневая перегородка изолировала повреждения.

Второй снаряд ударил рядом с 2-орудийной 130-мм башней правого борта, ближе к центру корабля от кромки 225-мм пояса и пробил 115-мм бронепалубу. Снаряд серьёзно повредил перегрузочное отделение башни, блокировав подачу боезапаса. Продолжая своё движение к центру корабля, он пробил две противоосколочные переборки и взорвался в отсеке кондиционеров и вентиляторов. Отсек был полностью уничтожен, весь его персонал убит или тяжело ранен. Тем временем в перегрузочном отделении правого борта загорелось несколько зарядных гильз и взорвалось несколько загружаемых в элеватор 130-мм снарядов. И здесь вся прислуга была убита. Взрыв также произошел у воздуховода в носовое машинное отделение. Горячие газы, пламя и густые клубы желтого дыма через броневую решетку в нижней бронепалубе проникли в отделение, где 20 человек погибло и только десяти удалось спастись, а все механизмы вышли из строя. Это попадание оказалось очень серьёзным, так как привело к нарушению подачи электроэнергии из-за чего вышла из строя система управления огнём. Неповрежденной носовой башне пришлось продолжать стрельбу под локальным управлением.

Третий снаряд упал в воду рядом с правым бортом чуть дальше в корму от второго, поднырнул под 225-мм пояс и пробил все конструкции между обшивкой и ПТП, при ударе о которую и взорвался. Его траектория в корпусе проходила в районе КО №2 и МО №1 (внешние валы). Взрывом уничтожило нижнюю броневую палубу на всём протяжении этих отделений, броневой скос над топливной цистерной. ПТП и туннель правого борта для кабелей и трубопроводов. Осколки снаряда вызвали пожар в правом котле КО №2, повредили несколько клапанов на трубопроводах и перебили главный паропровод между котлом и турбоагрегатом. Вырвавшийся перегретый пар с температурой под 350 градусов нанес смертельные ожоги персоналу КО, который стоял на открытых местах.

На Дюнкерк после этих попаданий продолжали действовать только КО №3 и МО №2, обслуживавшие внутренние валы, что давало скорость не более 20 узлов. Повреждение кабелей правого борта вызвало кратковременный перерыв в подаче электроэнергии в корму, пока не включили есть левого борта. Пришлось перейти на ручное управлением рулем. С выходом из строя одной из главных подстанций были включены носовые аварийные дизель-генераторы. Зажглось аварийное освещение, башня №1 продолжала вести довольно частый огонь по Худ .

Всего до получения приказа о прекращении огня в 17.10 (18.10) Дюнкерк выпустил по английскому флагману 40 330-мм снарядов, залпы которых ложились очень плотно. К этому моменту, после 13 минут расстрела почти неподвижных кораблей в гавани, ситуация перестала выглядеть для англичан безнаказанной. Дюнкерк и береговые батареи вели интенсивный огонь, который становился всё точнее, Страсбург с эсминцами почти вышел в море. Не хватало только Мотадора , который при выходе из гавани замедлил ход, чтобы пропустить буксир, и спустя секунду получил в корму 381-мм снаряд. От взрыва сдетонировали 16 глубинных бомб и корму эсминца оторвало почти по переборку кормового МО. Но он смог приткнуться носом к берегу на глубине примерно 6.5 метров и с помощью подошедших из Орана мелких судов стал тушить пожар. Англичане, удовлетворившись потоплением одного и повреждением трёх кораблей, отвернули на запад и поставили дымовую завесу. Страсбург с пятью эсминцами пошел на прорыв. Линкс и Тигр атаковали глубинными бомбами подлодку Протеус , помешав ей выйти в атаку на линкор. Сам Страсбург открыл сильный огонь по сторожившему выход из гавани английскому эсминцу Рестлер , заставив его быстро отойти под прикрытием дымовой завесы. Французские корабли начали развивать полный ход. У мыса Канастель к ним присоединились ещё шесть эсминцев из Орана. К северо-западу в пределах досягаемости стрельбы был виден английский авианосец Аpк Ройал практически беззащитный против 330-мм и 130-мм снарядов. Но боя не произошло. Зато поднятые с палубы Аpк Ройал шесть Суордфишей с 124-кг бомбами в сопровождении двух Скьюэ в 17.44 (18.44) атаковали Страсбург . Но попаданий они не добились, а плотным и точным зенитным огнём один Скьэ был сбит, а два Суордфиша получили такие повреждения, что на обратном пути упали в море.

Адмирал Сомервилл решил броситься в погоню на флагманском Худ — единственном, кто мог догнать французский корабль. Но к 19 (20) часам дистанция между Худ и Страсбург составляла 44000 м и не думала сокращаться. В попытке уменьшить скорость французского корабля Соммервил приказал Аpк Ройал атаковать уходящего противника торпедоносцами. Спустя 40-50 минут Суордфиши с небольшим интервалом провели две атаки, но все торпеды, сброшенные за пределами завесы эсминцев, прошли мимо. Эсминец Пурсьювант (из Орана) заблаговременно сообщал на линкор о замеченных торпедах и Страсбург каждый раз успевал вовремя переложить руль. Погоню пришлось прекратить. Тем более, что на следующих с Худ эсминцах заканчивалось топливо, Вэлиент и Резолюшн находились в опасном районе без противолодочного эскорта, а отовсюду поступали сообщения, что со стороны Алжира подходят сильные отряды крейсеров и эсминцев. Это означало быть втянутым в ночной бой с превосходящими силами. Соединение Н 4 июля вернулось в Гибралтар.

Страсбург продолжал уходить 25-узловым ходом до тех пор, пока в одном из котельных отделений не произошла авария. В результате погибло пять человек, а скорость пришлось уменьшить до 20 узлов. Спустя 45 минут повреждение было устранено и корабль снова довел скорость до 25 узлов. Обогнув южную оконечность Сардинии, чтобы избежать новых столкновений с Соединением Н , и 20.10 4 июля Страсбург в сопровождении лидеров Вольта , Тигр и Террибль пришел в Тулон.

Но вернёмся к Дюнкерк. В 17.11 (18.11) 3 июля он находился в таком состоянии, что о выходе в море лучше было и не думать. Адмирал Женсуль приказал поврежденному кораблю сойти с фарватера и идти в гавань Сен-Андрэ, где форт Сайтом и местность могли обеспечить некоторую защиту от артиллерийского огня англичан. Спустя 3 минуты Дюнкерк выполнил приказ и бросил якорь на глубине 15 метров. Экипаж приступил к осмотру повреждений. Итоги оказались неутешительными.

Башня №3 (2-орудинная 130-мм правого борта) вышла из строя от пожара в перегрузочном отделении, прислуга которого погибла. Электропроводка правого борта перебита и аварийные партии пытались восстановить подачу электроэнергии на боевые посты, вводя в действие другие цепи. Носовое МО и его КО вышли из строя, также как и элеватор башни №4 (2-орудинная 130-мм установка левого борта). Управление башней №2 (ГК) может осуществляться вручную, но подача электроэнергии на неё отсутствует. Башня №1 невредима и запитана энергией от 400-кВт дизель-генераторов. Гидравлические механизмы открывания и закрывания броневых дверей выведены из строя из-за повреждения клапанов и накопительной цистерны. Дальномеры 330-мм и 130-мм орудий не действуют из-за отсутствия энергии. Задымление башни №4 вынудило в ходе боя задраить носовые 130-мм погреба. Около 20 часов в элеваторе башни №3 произошли новые взрывы. Что и говорить — невесело. В таком состоянии корабль не мог продолжать бой. А ведь попало, по большому счету, всего три снаряда.

К счастью Дюнкерк находился в базе. Адмирал Женсуль приказал приткнуть его к мели. Перед касанием грунта снарядная пробоина в районе КО №1, вызвавшая затопление нескольких топливных цистерн и пустых отсеков правого борта, была заделана. Немедленно началась эвакуация ненужного личного состава, для производства ремонтных работ на борту оставили 400 человек. Около 19 часов буксиры Эстрель и Котаитен вместе с патрульными кораблями Тер Нёв и Сетус подтянули линкор к берету, где он сел на мель на глубине 8 метров примерно 30 метрами центральной части корпуса. Для 400 человек, оставшихся на борту, началось трудное время. Началась заводка пластыря в местах пробития обшивки. После полного восстановления подачи электроэнергии приступили к мрачной работе по поиску и опознаванию погибших товарищей.

4 июля адмирал Эстева, командующий военно-морскими силами в Северной Африке, опубликовал коммюнике, в котором говорилось, что повреждения Дюнкерк незначительны и будут быстро исправлены . Это опрометчивое заявление вызвало быстрый ответ со стороны Королевского флота. Вечером 5 июля Соединение Н снова вышло в море, оставив в базе тихоходный Резолюшн. Адмирал Сомервилл решил вместо проведения ещё одного артиллерийского боя поступить вполне современно — использовать для атаки приткнувшегося к берегу Дюнкерк самолёты с авианосца Аpк Ройал. В 05.20 6 июля, находясь в 90 милях от Орана Аpк Ройал поднял в воздух 12 торпедоносцев Суордфиш в сопровождении 12 истребителей Скьюэ . Торпеды были установлены на скорость 27 узлов к глубину хода около 4 метров. ПВО Мерс-эль-Кебира не была готова к отражению атаки на рассвете и только вторая волна самолётов встретила более интенсивный зенитный огонь. И только потом последовало вмешательство французских истребителей.

К сожалению, командир Дюнкерк эвакуировал на берег прислугу зенитных автоматов, оставив на борту только личный состав аварийных партий. Патрульное судно Тер Нёв стояло у борта, принимая некоторых членов экипажа и гробы с погибшими 3 июля. Во время этой печальной процедуры в 06.28 начался налёт английских самолётов, вышедших в атаку тремя волнами. Два Суордфиша первой волны сбросили торпеды преждевременно и они взорвались при ударе о мол, не причинив никакого вреда. Спустя 9 минут приблизилась вторая волна, но ни одна из трёх сброшенных торпед не попала в Дюнкерк. Но одна торпеда поразила Тер Нёв . который как раз спешил отойти от линкора. Взрывом маленький корабль буквально разорвало пополам, а обломки его надстройки осыпали Дюнкерк. В 06.50 появились еще 6 Суордфишей с истребительным прикрытием. Звено, заходившее с правого борта, попало под сильный зенитный огонь и было атаковано истребителями. Сброшенные торпеды снова не достигли цели. Последняя группа из трёх машин атаковала с левого борта, На сей раз две торпеды устремились к Дюнкерк по диагонали со стороны левого крамбола. Одна попала и буксир Эстрел , находившийся примерно в 70 метрах от линкора, и буквально сдула его с поверхности воды. Вторая, очевидно с неисправным прибором глубины, прошла под килем Дюнкерк и, попав в кормовую часть обломков Тер Нёв , вызвала детонацию сорока двух 100-килограммопых глубинных бомб, несмотря на отсутствие в них взрывателей. Последствия взрыва были ужасные. В обшивке правого борта образовалась пробоина длиной около 40 метров. Несколько броневых плит пояса были смещены, а вода заполнила систему бортовой защиты. Силой взрыва стальная плита выше броневого пояса была оторвана и заброшена на палубу, похоронив под собой несколько человек. Противоторпедная переборка на протяжении 40 метров оторвалась от креплении, другие водонепроницаемые переборки были разорваны или сдеформированы. Появился сильный крен на правый борт и корабль осел носом так, что вода поднялась выше броневого пояса. Отсеки за поврежденной переборкой затопило солёной водой и жидким топливом. В результате этой атаки и предыдущего боя на Дюнкерк погибло 210 человек. Несомненно, что, находись корабль на глубокой воде, такой взрыв привёл бы к его быстрой гибели.

На пробоину завели временный пластырь и 8 августа Дюнкерк был стащен на свободную воду. Ремонтные работы продвигались очень медленно. Да и куда французам было торопиться? Только 19 февраля 1942 года Дюнкерк в полной тайне ушел в море. Когда утром явились рабочие, они увидели свои аккуратно сложенные на набережной инструменты и ... больше ничего. В 23.00 следующих суток корабль достиг Тулона, неся на борту некоторые подмостки из Мерс-Эль-Кебира.

Английские корабли в этой операции повреждений не получили. Но они вряд ли выполнили свою задачу. Все современные французские корабли уцелели и укрылись в своих базах. То есть, та опасность, которая с точки зрения английского Адмиралтейства и правительства существовала со стороны бывшего союзного флота, осталась. Вообще, эти опасения выглядят несколько надуманными. Неужели англичане считали себя глупее немцев. Ведь смогли немцы в 1919 году затопить свой интернированный в британской базе Скапа-Флоу флот. А ведь тогда на их разоруженных кораблях оставались далеко не полные экипажи, уже год как закончилась война в Европе, а британский Королевский флот полностью контролировал ситуацию на морях. Почему же можно было ожидать, что немцы, к тому же не имевшие сильного флота, смогут помешать французам затопить свои корабли в своих же базах? Скорее всего, причина, заставившая англичан так жестоко обойтись с бывшим союзником, заключалась в чем-то ином...

Главным же результатом этой операции можно считать то, что отношение к бывшим союзникам у французских моряков, которые до 3 июля были почти на 100% настроены проанглийски, изменилось и, естественно, не в пользу англичан. И только спустя почти два с половиной года британское руководство убедилось, что его опасения в отношении французского флота оказались напрасными, и что сотни моряков зря погибли по его указанию в Мерс-Эль-Кебире. Верные долгу французские моряки при первой же угрозе захвата их флота немцами затопили свои корабли в Тулон .

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Столкновение у Фороса

News image

Случай, речь о котором пойдет ниже, представляет собой достаточно редкий, хотя и последний по сути пример минувшей эпохи советск...

Операция Кислород

News image

Операция Кислород проведенна французскими боевыми пловцами 10 июля 1985 года, в результате которой в новозеландском порту Окле...

Мерс-Эль-Кебире

News image

После того, как Франция выбыла из борьбы, английский флот был в состоянии справиться с объединенными морскими силами Германии и ...

Остров Цейлон

News image

Вступивший в командование Восточным флотом 27 марта 1942 г. адмирал Дж. Сомервилл уже на следующий день получил данные о приближ...

Фолклендские острова

News image

В конце 1914 создалась сложное положение на океанских коммуникациях. Эскадра фон Шпее (два однотипных броненосных крейсера «Шарн...

Цемесская бухта

News image

Весна 1918 года... Против молодой Советской Республики выступили страны Антанты