23.07.2017

Борей

News image

Исследования облика ракетной подводной лодки 4-го поколения велись в нашей ст...

CFX

News image

ВМФ Великобритании ведет переговоры с крупнейшими судостроителями на производство двух ав...


Южная Каролина
Корабли - Линкоры

южная каролина

3 марта 1905 года Конгресс США утвердил постройку двух линейных кораблей, типа «Южная Каролина». Не имея конкретных предложений от флота, Конгресс продлил действие 16000-тонного лимита. Моряки, как казалось конгрессменам, стремились строить линкоры уж слишком крупными, быстроходными и дорогими. Последние корабли (типа Коннектикут ) казались им явно большими. Правда, такова была общая тенденция — полное водоизмещение последних английских и японских кораблей уже вплотную приблизилось к 18000 тонн. Ситуация усугублялась тогдашней американской практикой включать запас топлива (весьма и весьма солидный) в проектное водоизмещение.

В такой ситуации требовалось радикальное решение, и его принял Главный конструктор Уошингтон Л. Кэппс. Он счел, что сам термин линейный корабль полностью определяет его основное назначение: бой в линии, т.е. в кильватерной колонне аналогичных кораблей. Таким образом, в понимании главного конструктора, корабль должен был быть элементом, частью соединения (флота), который должен рассматриваться как целое. Сейчас все это кажется азбукой, но в те годы, особенно в европейских флотах, очень большое внимание уделялось обеспечению возможности самостоятельных действий одиночного линейного корабля. Отсюда проистекало стремление обеспечить более равномерное распределение огня по курсовым углам, пусть даже в ущерб мощи бортового залпа. Эти концепции повлияли на расположение орудий и на британском Дредноут, и на многих других кораблях, особенно на первых германских и японских.

Главный конструктор Кэппс, отдавая должное важности носового и кормового огня, все же решительно определил приоритет, считая главным бортовой залп. Проанализировав все варианты, предлагавшиеся до сих пор, он отказался от бортовых башен и предложил схему расположения артиллерии, на десятилетия ставшую классической — по две двухорудийные башни с 305-мм орудиями в носу и корме, стреляющие одна поверх другой. Все башни располагались в диаметральной плоскости.

Схема, предложенная Кэппсом, не имела недостатков, присущих двухъярусным башням, сохраняя все достоинства такого расположения, а именно — мощный бортовой и продольный огонь. Такая схема обеспечивала наилучшие секторы обстрела для всех орудий и экономила вес и пространство на палубе, давая возможность уложиться в корпусе, лишь немногим большем, чем на последних броненосцах. При этом устранялось множество проблем, характерных для бортового расположения башен, так как, продольный огонь при таком их расположении часто приводил к повреждению надстроек пороховыми газами, дополнительно сужая сектора обстрела (и без того не особо большие). Кроме того, установка башен (а следовательно, и их барбетов с линиями подачи, и погребов боезапаса) близко к борту заведомо создавала слабые места в подводной защите корабля.

Однако оставалась существенная неопределенность в одном важном вопросе. В этот период во многих флотах мира, в том числе и в законодателе мод — английском флоте, считалось важным обеспечить возможность продольного огня из орудий главного калибра, т.е. огня по направлению прямо в нос и в корму. Проистекало такое требование из относительно небольших боевых дистанций, при которых курсовой угол на цель (и стреляющий борт) мог быстро меняться. Кэппс не считал продольный огонь особо важным, но сразу отказаться от привычных стандартов было не так-то просто. Главный конструктор не был абсолютно уверен в возможности вести огонь из верхних башен прямо в нос и в корму: отсутствовали данные, как пороховые газы при такой стрельбе повлияют на прислугу нижних башен. В значительной степени именно отсутствие таких данных заставило конструкторов британского Дредноут расставить его 5 башен как можно дальше друг от друга, разбросав их по всему кораблю.

Решили этот вопрос путем эксперимента. Из башни монитора Флорида временно демонтировали одно 305-мм орудие, установив его позади и выше — на надстройке. Саму башню несколько модифицировали, придав ей внутри сходство по расположению постов прислуги с башнями новых линкоров. Образовавшуюся пустоту заполнили, установив взамен снятого орудия деревянный макет, чтобы сымитировать замкнутое пространство соответствующего объема. Проведя такую подготовку, начали стрельбы. При этом башню поворачивали на разные углы, имитируя различные условия ведения огня. Стрельбу проводили усиленными зарядами — орудия новых линкоров должны были быть мощнее старых 40-калиберных 12-дюймовок монитора.

Вначале испытаниям подвергли подопытных животных, которых разместили внутри башни. Когда после первых выстрелов выяснилось, что они не пострадали, в башне разместились наиболее решительно настроенные офицеры и специалисты, во главе с самим У.Кэппсом. Конструктор лично сидел в башне, пока в ее крышу после каждого выстрела била ударная волна пороховых газов. И он победил — испытания прошли успешно, предложенная им схема расположения главной артиллерии оказалась вполне работоспособной. Единственное дополнение, которое он внес в проект башен по результатам испытаний, — некоторое утолщение задней бронеплиты.

Кроме расположения орудий, Кэппс считал необходимым еще одно артиллерийское нововведение, а именно — резкое увеличение боекомплекта главного калибра.

Весь процесс проектирования прошел под знаком отчаянной борьбы за вес и объем, чтобы выполнить ограничения, навязанные конгрессменами. Кэппс вынужден был постоянно исхитряться, выискивая любые пути для экономии. Например, каюты офицеров в американском флоте традиционно располагались в кормовой части корпуса; на новых линкорах их перенесли в надстройку. Это позволило уменьшить хотя бы частично высоту корпуса, срезав его на одну палубу в корме. В результате корабль получился низкобортным, но с длинным полубаком — в отличие от гладкопалубных предшественников, додредноутов типа Коннектикут . Что касается заливаемости в свежую погоду, то это составляло проблему вплоть до конца первой мировой войны. Офицеры, служившие на этих кораблях, отмечали, что их форма корпуса проектировалась, видимо, в основном для обеспечения максимальной скорости в спокойную погоду.

Система бронирования новых кораблей также содержала новинки. Так, броневая палуба была гладкой, соединяясь с верхними кромками броневого пояса, в то время как на предыдущих проектах она имела скосы, соединяющие ее с нижними кромками бортовой брони. Кэппс считал, что при увеличившихся дистанциях боя такая схема более практична. Сам броневой пояс имел переменную толщину: от 254 мм в районе ватерлинии он утончался книзу до 203 мм — в отличие от пояса равной 229-мм толщины на предыдущих кораблях. В оконечностях пояс завершался траверзами аналогичной толщины. По длине корабля толщина пояса также менялась, достигая максимума — 305 мм на участках в районе погребов главного калибра. В отличие от кораблей типа Коннектикут , отсутствовал бронированный верхний каземат, что стало возможным благодаря отказу от артиллерии среднего калибра. Броневая защита в оконечностях была слабой, ограничиваясь плоской броневой палубой в носовой части и карапасной (со скосами) палубой в корме, прикрывающей рулевые механизмы. Такая схема бронирования — толстый пояс с тонкой броневой палубой (без скосов) по верхней кромке и толстым казематом (верхним поясом) сверху — стала стандартной для всех последующих американских проектов вплоть до типа Невада .

По сравнению с предыдущими проектами, была несколько ослаблена защита барбетов. Это объяснялось весовыми соображениями — теперь их стало 4, из которых два внутренних были вдобавок довольно высокими.

В отношении машинной установки проект был весьма консервативен. В отличие от Дредноут, он имел в качестве главных механизмов паровые машины. Хотя Кэппс сознавал преимущества турбин, он полагал более важной и срочной установку их на крейсерах, но с линкорами же можно было подождать, по крайней мере, пока цены на турбинные установки не удастся хоть немного снизить. Кроме того, паротурбинные установки первого поколения отличались низкой экономичностью, особенно на малых и средних ходах, что для американского флота с его океанской стратегией было абсолютно неприемлемо. Какое-то время обсуждался вопрос о строительстве одного корабля с паровыми машинами и одного — с турбинной установкой (для сравнения в эксплуатации), но и это решили отложить до следующей серии линкоров. Эти корабли должны были быть больше, и на них ожидалось меньше проблем с размещением машин и оборудования, а следовательно — лучшие условия для такого эксперимента.

Корабли типа «Южная Каролина» оказались единственными американскими линкорами, на которых часть шлюпок и катеров из-за дефицита свободного места на палубе устанавливалась поперек корабля. Таким образом, в отличие от Дредноут, «Южная Каролина» не имел заметного преимущества в скорости над своими предшественниками. Позднее они оказались заметно тихоходнее более новых кораблей, и поэтому часто действовали вместе со старыми додредноутами. Таким образом, основной, но весьма важный вклад, внесенный этими кораблями в историю американского и мирового флота — расположение их главной артиллерии.

Другим примечательным аспектом нового проекта стали решетчатые мачты — своего рода фирменный знак американского флота, повторенный лишь на двух экспортных кораблях для Аргентины и двух броненосцах русского флота. Введение этих мачт объяснялось желанием получить высокорасположенную платформу для наблюдения и управления огнем, да так, чтобы ее было невозможно сбить одним снарядом. BB.26  Южная Каролина 1909/1924

Линейный корабль «Южная Каролина» был четвертым кораблем в истории флота Соединенных Штатов, носившим это имя. Линкор был заложен на верфи Уильям Крамп энд соне в Филадельфии 18 декабря 1906 и спущен на воду 1 июля 1908 года. 1 марта 1910 г. корабль вошел в состав флота.

6 марта «Южная Каролина» вышел из Филадельфии в свой первый поход, направившись в районы Вест-Индии и Кубы — традиционное место первых проб новых кораблей. В первых же походах проявилась примечательная особенность нового корабля — тяжелая, с большими размахами качка. Она вызывалась концентрацией больших масс (башни, тяжелые мачты) далеко от оси, проходящей через центр корпуса корабля. В результате получались большие моменты инерции, и корабли тяжело переваливались, без резкой остановки в крайней точке. При этом скорость крена была довольно большой, а период качки, соответственно, малым.

17-18 июня корабль посетил Нью-Йорк, где участвовал во встрече бывшего президента Теодора Рузвельта, а затем направился в Норфолк, где после напряженного цикла испытаний следовало провести некоторые ремонтные работы.

После короткого учебного похода с кадетами в район мыса Вирджиния «Южная Каролина» направился на юг, к неспокойному мексиканскому побережью. На ближайшие 16 месяцев ему предстояло стать большой дубинкой США в водах Карибского моря и Мексиканского залива. С конца июня корабль крейсировал вдоль восточного побережья Мексики, обеспечивая защиту граждан США и американских интересов в Тампико и Вера-Крус. Только к концу сентября 1913 г. линейный корабль вернулся в Норфолк, где до января 1914 г. прошел текущий ремонт, после чего был направлен для участия в маневрах флота у острова Кулебра. В числе задач, отрабатывавшихся в этот период флотом, была приемка топлива в море на ходу. Поскольку топливом был уголь, это было весьма непростой операцией. Для ее проведения на носу «Южная Каролина», в районе якорного устройства, на палубе монтировалась довольно сложная конструкция, напоминающая короткую мачту с оттяжками. Эта мачта служила одной из двух опор тросовой системы передачи грузов на ходу, вторая опора находилась на угольщике Cyclops , который при передаче угля шел впереди линкора. Однако система работала слишком медленно и только в хорошую погоду, так что удовлетворительное решение этой проблемы было найдено позже, с переходом флота на жидкое топливо.

После разгрома Германии главным потенциальным противником США стала Япония, и американские линкоры все чаще стали появляться на Тихом океане, но «Южная Каролина» в этот период продолжал числиться в составе Атлантического флота. В начале апреля 1921 г. корабль совершил учебный поход в Вест-Индию, к острову Кулебра, после чего до конца весны действовал в Чесапикском заливе. 29 мая в Аннаполисе линкор принял на борт новую партию кадет, с которыми совершил еще один дальний учебный поход — на этот раз в европейские воды, посетив Христианию (ныне Осло) и Лиссабон. Учебный поход завершился маневрами в заливе Гуантанамо. 30 августа корабль прибыл в Аннаполис, где высадил кадет, и направился в Филадельфию, куда и прибыл на следующий день.

Окончание войны и пацифистские настроения в обществе вызвали сокращение ассигнований, выделяемых флоту, и 15 декабря 1921 г. в Филадельфии «Южная Каролина» был выведен в резерв. В соответствии с условиями вор пяти держав 10 ноября 1923 г. «Южная Каролина» был исключен из списков флота и 24 апреля 1924 г. в возрасте 16 лет продан на слом. 26 мая, перед началом окончательной разборки, «Южная Каролина» (уже без артиллерии главного калибра и со снятыми верхними частями мачт) был использован для испытания новой конструкции противоторпедных булей, предназначенных для модернизации линкоров, переживших вор пяти держав. BB.27  Мичиган 1910/1924

Второй линейный корабль-дредноут серии Южная Каролина по срокам постройки несколько опередил Южная Каролина. 17 декабря 1906 г. «Мичиган» был заложен на верфи Нью-Йорк Шипбилдинг в Кэмдене, штат Нью-Джерси. Корабль спустили на воду 26 мая 1908 года; его крестной матерью была мисс Ф.В. Брукс, дочь Секретаря флота Трумэна Ньюберри. Корабль вошел в состав флота 4 января 1910 г. Его первым командиром стал кэптен Н.Р. Ушер.

До 7 июня 1910 г. «Мичиган», зачисленный в состав Атлантического флота, проходил испытания у Восточного побережья США и в Карибском море — экипаж осваивал новый корабль. Затем, выйдя из Нью-Йорка 29 июля, линкор направился на свои первые боевые учения, а 2 ноября, приняв все виды снабжения, вышел из Бостона в первый дальний поход в европейские воды. Посетив Портлэнд и Шербур (8 декабря), корабль 30 декабря отправился в обратный путь через Атлантику и 10 января 1911 г. прибыл в залив Гуантанамо. Отсюда он пошел на север и 14-го отдал якорь в Норфолке. Результаты испытаний были, в общем, те же, что и у Южная Каролина. Основные претензии относились к качке, тяжелой и с большими размахами. Командир «Мичиган» докладывал, что корабль раскачивается сильнее чем на кораблях, на которых ему приходилось служить ранее. Однако прочих серьезных дефектов и особенных слабостей конструкции выявлено не было.

Затем пошли обычные будни боевой подготовки. Более полутора лет линкор проводил всевозможные учения и тренировки у Атлантического побережья, как самостоятельно, так и в составе Атлантического флота, периодически заходя в базы Восточного побережья для отдыха экипажа, приема снабжения и мелких ремонтных работ. Наконец 15 ноября 1912 г. «Мичиган», пройдя мыс Вирджиния, направился в Мексиканский залив — правительство США сочло, что положение в Мексике требует внушительного представительства американского флота вблизи места событий. Поход, однако, не был продолжительным. Зайдя по пути в Пен­саколу, Нью-Орлеан и Галвестон, линкор прибыл в Вера-Крус 12 декабря и уже через 2 дня направился домой, прибыв на Хэмптонский рейд 20-го. После этого корабль продолжил боевую подготовку вблизи баз Атлантического побережья, пока летом обострение положения в Мексике и угроза интересам США вновь не потребовали присутствия американских линкоров. Выйдя 6 июля 1913 г. из Куинси, «Мичиган» 15 июля пришел в Тампико. В октябре 1913 г. в результате переворота власть в Мексике захватил Викториано Хуэрта, который попытался стать диктатором на всей территории страны, подавив сопротивление различных группировок. Однако уже сам факт переворота, в результате которого Хуэрта пришел к власти, отвратил от его режима идеалистическое правительство президента Вильсона. В результате служба «Мичиган» в мексиканских водах затянулась, и дредноут вернулся в Нью-Йорк лишь 13 января нового, 1914 г.

20 января корабль зашел на верфь Бруклин Нэйви Ярд для мелкого ремонта, и уже 14 февраля вновь направился в кубинские воды. На этот раз поход не был продолжительным, и 19 марта корабль вернулся на Хэмптонский рейд. Но вскоре вновь обострилось положение в Вера-Крус, где положение небольших американских сил в случае серьезных беспорядков могло стать угрожающим. Поэтому уже 16 апреля Мичиган принял на борт батальон морской пехоты и спешно направился на юг.

Прибыв в Вера-Крус 22 апреля и высадив на берег морских пехотинцев, «Мичиган» остался у мексиканского побережья на случай, если потребуется серьезная поддержка для небольших оккупационных сил, и направился домой лишь 20 июня. Когда 11 октября 1914 г. после межпоходового ремонта и отдыха экипажа линкор вновь вышел в море, в Европе уже шла первая мировая война.

Нейтралитет США еще 2 с половиной года позволял американскому флоту заниматься плановой боевой подготовкой практически в обычном режиме, периодически проходя плановые ремонты и небольшие модернизации. Самым примечательным эпизодом этого периода службы линкора стал инцидент, произошедший во время учебных стрельб в сентябре 1916 г. Снаряд, выпущенный из левого орудия башни главного калибра №2, взорвался сразу после выхода из канала ствола. Осколки снаряда пробили палубу полубака, были повреждены надстройки и палубное оборудование, а также некоторые элементы носовой ажурной мачты. Верфь Филадельфия Нэйви Ярд произвела срочный ремонт линкора, но последствиям этого инцидента еще предстояло сказаться в будущем, причем самым неприятным образом...

6 апреля 1917 г. война началась и для США. Включенный в состав 2-й эскадры линейных кораблей, «Мичиган» участвовал в операциях по эскортированию конвоев, не прекращая тренировочных выходов в море для артиллерийской практики. Однако в 1918 г. спокойное течение уже привычной рутины было прервано случаем поистине уникальным. Возможности такого случая многие специалисты не допускали в принципе, а некоторые давно ожидали. Во всяком случае, до сих пор ничего подобного не происходило (как, впрочем, не) произошло и впоследствии.

Ночью 15 января линкор находился в море с Атлантическим флотом, недалеко от мыса Гаттерас. Погода была штормовая, и «Мичиган» испытывал стремительную, с большими размахами бортовую качку. Такое поведение на волне при некоторых условиях и ранее отличало корабли этого типа, но в этот раз, видимо, условия были особенно неблагоприятными, и ажурная фок-мачта корабля начала деформироваться. Личный состав верхних боевых постов успел спуститься вниз, и в этот момент фок-мачта в самом узком месте, сразу над противоторпедной платформой, не выдержала и сложилась , согнувшись на левый борт. Пост управления стрельбой со всем оборудованием рухнул за борт, а конструкции мачты превратились в неузнаваемую мешанину из металлических прутьев и снастей, загромоздившую и опутавшую надстройки в районе боевой рубки. При этом погибло 6 человек и 13 было ранено, из них 5 тяжело. На следующий день, войдя в Норфолк, линкор передал раненых на госпитальное судно Solace и 22 января прибыл для ремонта.

Комиссия, созданная для расследования аварии, обнаружила, что причина в значительной мере заключалась в неудачно проведенной переделке мачты. Вначале, при постройке корабля, эта мачта была смонтирована поверх штурманского поста. Затем в ходе одного из ремонтов этот пост демонтировали, но соответствующую переделку мачты произвели без достаточно детальных расчетов прочности. В результате в ее опорах появились места опасной концентрации напряжений. Ситуацию усугубило недавнее повреждение некоторых элементов мачты при преждевременном разрыве 305-мм снаряда во время учебных стрельб. При расследовании выяснилось, что ремонт был сделан довольно поверхностно, и прочность мачты в полной мере восстановлена не была. В эту штормовую ночь еще три корабля 2-й линейной эскадры также имели неприятности с этими мачтами, хотя сами ажурные конструкции и устояли, но тяжелые топы мачт с оборудованием управления стрельбой были потеряны, и именно с этого случая структурная прочность решетчатых мачт была в американском флоте поставлена под вопрос. На самом «Мичиган» разрушенная мачта ремонту не подлежала, и вместо нее была установлена новая, немного отличающаяся по форме от прежней.

«Мичиган» вышел из ремонта в начале апреля и до конца войны занимался боевой подготовкой в Чесапикском заливе. В конце декабря он присоединился к огромному флоту боевых и транспортных судов, задачей которого было как можно скорее вернуть на родину из Европы американские войска. Линкор совершил 2 трансатлантических похода — с 18 января по 3 марта и с 18 марта по 16 апреля 1919 г., перевезя через океан домой 1052 военнослужащих.

В мае - июне «Мичиган» прошел очередной ремонт и модернизацию в Филадельфии. Была усилена броневая защита крыш башен и боевой рубки, модернизированы системы и приборы управления огнем, включая установку в боевой рубке целеуказателей follow the pointer для артиллерии главного калибра, увеличили площадь открытых мостиков. Площадки на топах мачт с новыми приборами управления огнем стали массивнее и получили легкое прикрытие от непогоды. Часть противоминных 76-мм орудий была демонтирована из-за малой эффективности, а также для снижения перегрузки. В то же время количество 76-мм зенитных орудий увеличили до четырех.

После модернизации дредноут вернулся к обычным учебным походам в Атлантике. В соответствии с программой послевоенных сокращений флотского бюджета, 6 августа 1919 г. линкор вывели из состава действующего флота. Переведенный в резерв первой очереди, «Мичиган» до конца года простоял в акватории верфи Филадельфия Нэйви Ярд . Однако уже в начале следующего 1920 г. его вновь ввели в строй, и, впервые в своей биографии, в составе эскадры он побывал на Тихом океане, посетив Гонолулу 7 марта 1920 г. Вернувшись через Панамский канал в Атлантику, 19 мая 1920 г. «Мичиган» прибыл в Аннаполис, чтобы взять на борт очередную партию кадет Военно-морской Академии для учебного похода. Выйдя в море, линкор направился на юг, и, пройдя Панамским каналом, 3 июля прибыл в Гонолулу. Затем линкор направился обратно на восток, и, посетив основные базы и порты Западного побережья, вновь прошел через Панамский канал. Зайдя по пути в залив Гуантанамо, корабль вернулся домой к концу лета, и 5 сентября был выведен в резерв в Филадельфии. В следующем году дредноут вновь вошел в действующий флот.

Последний поход линкора состоялся 31 августа он вышел из устья реки Делавэр в Филадельфию и прибыл туда 1 сентября, после чего был поставлен на отстой, а 11 февраля 1922 г. исключен из состава действующего флота. В соответствии с условиями вор пяти держав, вместе с 4 другими линкорами «Мичиган» следовало вычеркнуть из списков флота, что и было выполнено 10 ноября 1923 г. В течение 1924 г. пять линейных кораблей, включая и «Мичиган» разобрали на металл, и материалы от их корпусов были проданы четырем литейным заводам.

Параметры 

Длина: 138 м

Ширина: 24,5 м

Водоизмещение: 17620 тонн

Запас хода: 5000 миль

Экипаж: 869

Скорость: 18,5 узлов

Вооружение 

Орудия: 8 305 мм; 22 76 мм

Торпедные аппараты: 2 455 мм

Страна США

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Залив Лейте

News image

Последнее большое морское сражение Второй мировой войны на Тихом океане продолжалось 24-25 октября и вначале было названо его уч...

Яванское море

News image

15 февраля 1942 японцы оккупировали Палембанг на о. Суматра, создав угрозу для Явы с запада. У адмирала Доормана в Батавии, куда...

Операция Кислород

News image

Операция Кислород проведенна французскими боевыми пловцами 10 июля 1985 года, в результате которой в новозеландском порту Окле...

Филиппинское море

News image

Адмирал Тойода, новый командующий японским Соединённым флотом, получил от Императорской ставки приказание подготовить флот и ави...

Операция Везерюбунг

News image

Немецкая операция по захвату Дании и Норвегии, осуществленная весной 1940 г., является одной из самых интересных кампаний Второй...

Торонто

News image

Когда в сентябре 1940 года авианосец Иллюстрас присоединился к Средиземноморскому флоту, на нем поднял флаг контр-адмирал Артур ...