28.04.2017

Серия CVX

News image

Пректирование авианосцев нового типа «CVX» началось с 1996 года. На начальном эт...

Борей

News image

Исследования облика ракетной подводной лодки 4-го поколения велись в нашей ст...


Ташкент 1940/1942
Корабли - Фрегаты

ташкент 1940/1942

В 30-е годы практически все основные морские державы мира развернули постройку эскадренных миноносцев увеличенных размеров и всевозрастающей боевой мощи. Со стапелей Англии, Франции, Японии, США, Италии крупными сериями сходили суперэсминцы, или, по принятой в СССР классификации,— лидеры.

Идея концентрации в легком боевом корабле возможно более мощного артиллерийского и торпедного вооружения оказалась весьма заманчивой и для молодого советского флота. Недаром первыми кораблями класса эсминцев оказались именно лидеры (типа Ленинград), во многом аналогичные французским “контрторпийерам”. Они, однако, не удовлетворяли современным требованиям, поэтому было решено заказать новый лидер в Италии, имевшей солидный опыт в строительстве кораблей этого класса.

Задание на проектирование, разработанное в 1933 году. было весьма жестким, особенно в отношении скоростных качеств (42,5 узла) и очень большой дальности плавания — 5000 миль двадцатиузловым ходом. За воплощение такого проекта могли взяться лишь самые крупные и хорошо оснащенные фирмы Италии. Наиболее выгодными для СССР были условия, предложенные “Одеро-Терни-Орландо” (ОТО) из Ливорно. Итальянцы обещали поставить готовый корабль с машинами и оборудованием, но без вооружения, которое предполагалось установить в Советском Союзе.

Строительство нового лидера, получившего название «Ташкент», продвигалось скачками: периоды относительного затишья сменялись сумасшедшей гонкой. Около двух лет ушло на разработку и окончательное согласовании проекта, а вот непосредственно в металле корабль был воплощен очень быстро — спуск на воду произошел 28 декабря 1937 года, спустя всего 11 месяцев после закладки 11 января того же года. Еще через три месяца провели ходовые испытание. «Ташкент» показан среднюю скорость 43,5 узла за 6 часов полного хода. Хотя в это время он не имел вооружения, водоизмещение превысила проектное на 200 тонн. Итальянцы немедленно сделали перерасчет, показав, что при проектной нагрузке можно было бы достигнуть 44,6 узла — лишь чуть-чуть меньше “мирового рекорда”, который много лет удерживал французский лидер “Террибль” (45,05 узла).

Для достижения столь высокой спорости потребовалось установить в небольшом корпусе «Ташкент» машины общей мощностью свыше 100 тыс. л. с.— больше, чем у многих крейсеров. Это было возможно только при максимальном облегчении мащинно-котельной установки, в которую входили два турбозуйчатых агрегата (ТЗА), состоящих из одной турбины высокого и двух турбин низкого давления каждый, и всего четыре котла. Поскольку производство турбинной техники в Италии концентрировалось в руках фирмы “Ансальдо”—основного конкурента ОТО,— на лидере установили английские турбины Парсонса. Чтобы по возможности увеличить живучесть главной энергетической установки на совершенно лишенном бронирования и противоторпедной защиты корабле, она была выполнена в эшелонном варианте: с чередованием котельных и турбинных отделений. Однако подобное расположение вызывало необходимость иметь очень длинные (и потому уязвимые) валопроводы при значительной общей протяженности энергетической установки, занимавшей около половины длины лидера.

После удачных испытаний машин постройка «Ташкент» замедлилась: для его дооборудования и приемки понадобился еще год. Только 18 апреля 1939 года на флагштоке подняли флаг ВМФ СССР, и вскоре новая боевая единица советского флота взяла курс на Черное море. В Николаеве, на заводе имени Марти, корабль временно вооружили одиночными орудиями Б-13 калибра 130 мм в открытых щитах, поскольку двухорудийные башенные установки еще не были готовы. В сущности. достройку «Ташкент» завершили лишь в июне 1941 года, буквально за несколько дней до начала войны, когда он получил запланированную артиллерию. Новые башенноподбные установки Б-2ЛМ оказались весьма удачными, и им была уготована долгая жизнь на эсминцах советского флота. Закрытые со всех сторон броневыми листами толщиной 8 мм, они развивали скорострельность до 10—12 выстрелов минуту, а комендоры могли работать при любой скорости хода и волнении, надежно защищенные от ветра и брызг.

В отличие от ряда лидеров иностранных флотов, конструкторы которых явно, увлеклась артиллерией в ущерб главному оружию эсминца — торпедам, «Ташкент» нес также и сильное торпедное вооружение; три трехтрубных аппарата в диаметральной плоскости и рельсы для: постановки мин.

Как это часто бывает, недостатки «Ташкент» были продолжением его достоинств. Высокая насыщенность наступательным вооружением просто не вставляла другого места для зенитной артиллерии, кроме навесного мостика вокруг второй трубы, где располагались шесть 45-мм полуавтоматических орудий, а ведь их легко было уничтожить единственным попаданием снаряда или бомбы. Сами сорокапятки оказались малопригодными для борьбы с современными пикирующими бомбардировщиками, против которых «Ташкент» был практически беззащитен — впрочем, как и большинство его зарубежных собратьев. Слабость зенитного вооружения постепенно устранялась: в июне 1941 года, одновременно с установкой башен, 45-мм пушки заменили 37-мм автоматами, а в августе того же года на лидере появилась спаренная 76-мм установка, снятая с недостроенного эсминца “Огневой”.

Палкой о двух концах стало даже такое новшество, как полностью закрытая рубка. Чрезвычайно удобная для управления кораблем на большой скорости и в плохую погоду, она не позволяла командиру вести непрерывное наблюдение за авиацией противника, когда важна каждая секунда для своевременного маневра при уклонении от воздушной атаки.

В целом «Ташкент» был типичным кораблем для “большого флота”. Последний так и не был создан—помешала война. Исключительно быстроходный “аристократ моря”, имевший очень большую дальность плавания, с отличным наступательным вооружением, он мог бы служить быстроходным разведчиком при эскадре, лидером торпедных, атаках, быть незаменимым в схватках с вражескими эсминцами, однако вынужден был действовать в одиночку против авиации и войск на берегу — как раз против тех противников, для борьбы с которыми в последнюю очередь требовался корабль столь высоких боевых качеств. Но и в этих условиях «Ташкент» сражался достойно, а высокая скорость и большой запас топлива позволяли ему, перегруженному войсками, боеприпасами и эвакуированными, совершать девятичасовые рейсы между Новороссийском и Севастополем со средней скоростью пассажирского экспресса — свыше 50 км ч.

Несомненно, выдающийся образец кораблестроительной техники своего времени, «Ташкент» дал начало двум линиям “потомства”. В СССР первоначально предполагалось построить точно такой же корабль, но проект был несколько переработан, и лидеры типа “Киев” получили меньший запас топлива и, соответственно, меньшее водоизмещение, зенитное же вооружение на них усилили. Правда, до войны их не успели закончить, а после не достраивали.

Обстановка, сложившаяся в первые месяцы войны, поставила перед Черноморским флотом совершенно неожиданные задачи. Быстрое продвижение немецко-фашистских войск на суше и практически отсутствие вражеских кораблей на море выдвинули на первый план необходимость снабжения частей нашей армии, а также их артиллерийской поддержки. Со всей наглядностью эти задачи определились во время героической обороны Одессы.

29 августа 1941 года в 15.40 командир лидера «Ташкент» капитан 3-го ранга В. Н. Ерошенко получил приказ Срочно вывести корабль в море. Задание было рискованным, но крайне необходимым: требовалось подавить вражескую четырехорудийную 155-мм батарею, державшую под обстрелом подходы к порту.

Находившийся в полной боевой готовности лидер незамедлительно снялся с якорей и 20 минут спустя занял позицию в 65 кабельтовых от цели. Заранее развернутый корректировочный пост корабля точно определил координаты неприятеля, штурман Еремеев и командир БЧ-2 Новик быстро произвели необходимые расчеты, и в 16.00 «Ташкент» открыл огонь. Через полторы минуты командир корпоста лейтенант Борисенко сообщил: “Залп упал в расположении противника!” Следуя шестнадцатиузловым ходом, лидер дал второй залп, затем третий... Спустя 10 минут ответила вражеская батарея, начав интенсивную стрельбу сразу из всех четырех орудий с интервалами в 15 секунд. «Ташкент» увеличил скорость и, не прекращая огня, начал маневрировать на противоартиллерийском зигзаге. В 16.34 два снаряда взорвались за кормой лидера и два перед форштевнем: это означало накрытие. В. Н. Ерошенко на полном ходу вывел корабль из зоны обстрела, одновременно приказав поставить дымзавесу. Затем, резко повернув на 180, «Ташкент» снизил скорость до 12 узлов и, скрывшись от противника за плотной пеленой дыма, вновь открыл огонь. Вскоре командир БЧ-4 лейтенант Балмасов доложил, что батарея отвечает уже лишь трехорудийными залпами, а интервалы увеличились до 25 секунд. Приободренные этим известием комендоры еще больше усилили интенсивность огня своих “стотридцаток”. В 17.30 корпост передал, что в расположении противника произошло несколько сильных взрывов, и вражеские орудия окончательно умолкли. Израсходовав 120 фугасных снарядов, корабль лег на обратный курс. Находившийся на мостике лидера командир Одесского отряда кораблей поддержки контрадмирал Д. Д. Вдовиченко объявил всему экипажу благодарность, а при входе в порт приказал передать на все корабли отряда семафор: “Учитесь стрелять и вести себя под огнем у моряков лидера «Ташкент»!”

Наследующий день после успешного подавления батареи корабль опять вышел в море для обстрела побережья. Добраться до огневой позиции на этот раз не удалось. «Ташкент» атаковали три немецких бомбардировщика. На лидере сыграли воздушную тревогу, но вести эффективный огонь зенитчики не смогли — самолеты шли на высоте около 4000 м, вне досягаемости 37-мм автоматов. От близкого разрыва одной из бомб в правом борту образовалась пробоина площадью примерно 8 м. Был поврежден гидропривод руля, полностью затоплен 5-й кубрик и частично — 4-й. На полубаке образовался поперечный гофр шириной 300 мм, возникла опасность надлома корпуса. Тем не менее «Ташкент» продолжал маневрировать, уклоняясь от атак, и вести интенсивный заградительный огонь. В результате немцы сбросили все бомбы, так и не добившись прямых попаданий в корабль.

По приходе в Одессу водолазы осмотрели повреждения и выяснили, что необходим серьезный ремонт. Этой же ночью «Ташкент» в сопровождении эсминца “Смышленый” и двух катеров ушел в Севастополь. На Морском заводе его незамедлительно поставили в док.

Когда помпы откачали воду, глазам открылась жуткая картина. Кронштейны сели на гребные валы, киль оказался не только перебитым, но и вогнутым на полметра... По меркам мирного времени на устранение повреждений потребовалось бы как минимум 5 месяцев. Но инженер Морзавода П. И. Криницкий предложил выполнить ремонт прямо в доке, подняв корму домкратами, не снимая при этом гребные винты и не демонтируя валопроводы. Выигрыш во времени сулился колоссальный — плановый срок предполагалось сократить по меньшей мере втрое.

Предложение было принято, и работа закипела. Вместе с рабочими завода трудился и экипаж «Ташкент». Так, краснофлотцы с помощью двадцати ручных гидродомкратов приподняли многотонную корму корабля, после чего начался ремонт валопроводов. Одновременно корпусники занялись устранением гофра в носовой части, а агрегатчики вместе с моряками взялись за контрольную переборку механизмов, получивших сильную встряску при взрыве. Работа не прекращалась ни на час, и в итоге удалось сделать почти невозможное — ровно через 45 суток “голубой крейсер” вновь вышел в море. Наряду с устранением повреждений корабелы смонтировали на “залеченной” корме лидера спаренную 76-мм артиллерийскую установку 39-К, снятую с недостроенного эсминца “Огневой”. Теперь он обрел возможность поражать воздушные цели на высоте до 6000 м.

В конце ноября лидеру «Ташкент» поручили важное задание — вместе с эсминцами “Сообразительный” и “Способный” отконвоировать к Босфору ледокол “Микоян” и танкеры “Туапсе”, “Сахалин” и “Аванесов”, направлявшиеся на Дальний Восток. Трехсуточный переход проходил в условиях жестокого десятибального шторма. Мокрый снег и дождь порой скрывали соседние суда, а стрелка кренометра достигала 40° , тем не менее поставленная задача была успешно выполнена.

Месяц спустя лидер готовился принять участие в прикрытии Керченско-Феодосийской десантной операции, но вскоре командование отменило приказ, решив использовать его для перевозок грузов в осажденный Севастополь.

Помощь сражающемуся городу на долгое время стала одной из основных задач Черноморского флота. В эту славную и трагическую главу истории Великой Отечественной войны имя «Ташкент» навечно вписано золотыми буквами. “Голубой крейсер” помнят и бойцы морской пехоты, доставленные на его борту в Севастополь, и воины Приморской армии, не раз ощущавшие могучую поддержку артиллерии лидера, и команды спасенных им транспортных судов. Защитникам города требовалось постоянно подвозить подкрепление, оружие, боеприпасы, горючее и продовольствие. И «Ташкент», как никакой другой корабль, был пригоден для этой цели. Его скоростные и маневренные качества вкупе с мощным зенитным вооружением давали возможность успешно обороняться от вражеской авиации, а полный запас топлива, равный 1170 т, позволял каждый раз оставлять севастопольцам не менее его половины. Сравнительно просторные внутренние помещения могли принять значительное количество грузов. Так, в одном из рейсов в кубриках разместили около тридцати (!) железнодорожных вагонов боеприпасов — и это сверх уже имевшейся перегрузки в 700 т. Правда, оказавшись в штормовом море, корабль уже не смог всходить на волну, и масса обрушившейся на полубак воды продавила палубу в районе 1-го кубрика. Из образовавшихся щелей началась течь, но аварийная партия быстро справилась с повреждениями.

Каждый прорыв в осажденный город был постоянным поединком со смертью, когда судьба корабля в равной степени зависела от всех членов экипажа, от командира до рядового матроса. Чего стоит, например, героический прорыв из Севастополя в Новороссийск 27 июня 1942 года, когда «Ташкент» в течение четырех с половиной часов отражал групповой налет 86 вражеских бомбардировщиков. Фашистские самолеты сбросили на лидер 336 бомб, и лишь благодаря виртуозному маневрированию удалось избежать прямых попаданий.

Правда, от близких разрывов корабль все же значительно пострадал: у него заклинило руль, было затоплено первое котельное отделение. «Ташкент», имея на борту 2300 эвакуированных севастопольцев и всевозможные грузы, среди которых находился и огромный рулон панорамы Рубо “Оборона Севастополя (1854—1855 гг.)”, через полученные пробоины принял более тысячи тонн воды, но продолжал яростно отстреливаться от врага. И ташкентцы выстояли. На помощь лидеру командование выслало пару Пе-2, которые сумели отогнать самолеты люфтваффе, а вскоре появились и вышедшие из Новороссийска корабли, в том числе эсминцы “Сообразительный” и “Бдительный”. Передав им раненых бойцов и мирных жителей, «Ташкент» своим ходом прибыл в Цемесскую бухту. За массовый героизм, проявленный во время последнего перехода, весь экипаж был представлен к правительственным наградам, а командиру В. Ерошенко и комиссару Г. Коновалову вручили ордена Ленина. 1 июля 1942 года корабль посетил командующий Кавказским фронтом маршал С. М. Буденный. В своем выступлении перед экипажем он сказал, что “...такими бойцами может гордиться вся наша армия”, и обещал ходатайствовать о присвоении «Ташкент» гвардейского звания.

Но лидеру не суждено было поднять этот почетный флаг... На следующий день около 12 часов стоявший у Элеваторного причала корабль внезапно атаковали около 30 зашедших со стороны суши “юнкерсов”. «Ташкент», получив два прямых попадания, лег на грунт. Из находившихся на борту 344 человек экипажа 76 погибли и 77 были ранены.

Возвратиться в строй “голубому крейсеру” больше не удалось. Водолазы, осмотрев корабль, сняли с него все ценное оборудование, в том числе и зенитную 76-мм артустановку, которая позже вернулась на намеченный к достройке “Огневой”. Сам же лидер так и остался лежать у пирса. Поднять его оказалось возможным только после освобождения Новороссийска, уже в 1944 году. Обследование показало, что восстанавливать корабль нецелесообразно — слишком тяжелы были повреждения. «Ташкент» отбуксировали в Николаев и после войны разобрали на металл.

На граните мемориальной стены, воздвигнутой на площади Нахимова в возрожденном Севастополе, перечислены наиболее отличившиеся корабли, части и соединения армии и флота, оборонявшие город во время Великой Отечественной войны. Имя «Ташкент» там значится одним из первых.

Параметры

Длина: 139,8 м

Ширина: 13,7 м

Водоизмещение: 3422 тонн

Запас хода: 5000 миль

Осадка: 4 м

Экипаж: 344

Скорость: 42,5 узлов

Вооружение

Орудия: 6 130 мм

Торпедные аппараты: 9 533 мм

Зенитные установки: 6 45 мм

Пулеметы: 6 12,7

Мины: 80

Страна Россия

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Мидуей

News image

В Силу своего расположения в середине северной части Тихого океана атолл Мидуэй вместе с Алеутскими о-вами занимал важное операт...

Порт-Артур

News image

В начале января 1904 года вице–адмирал Алексеев, предполагая, что японское правительство вот–вот развяжет войну, обратился к цар...

Филиппинское море

News image

Адмирал Тойода, новый командующий японским Соединённым флотом, получил от Императорской ставки приказание подготовить флот и ави...

Торонто

News image

Когда в сентябре 1940 года авианосец Иллюстрас присоединился к Средиземноморскому флоту, на нем поднял флаг контр-адмирал Артур ...

Трудная работа

News image

25 июля 1945 года английские подводные лодки Стиджиэн и Спарк вышли из базы, расположенной на острове Лабуан (около Борнео),...

Вскрытие АГ

News image

Об этом инциденте, случившемся в Японском море 17 октября 2000 года, сквозь зубы сообщили несколько американских газет. «КП» уда...