22.06.2017

Астут

News image

В 1993 году военное правительство объявило конкурс на разработку проекта мн...

Серия 1171.1

News image

Десантный корабль типа «1171.1» – фактически усовершенствованный вариант достаточно известного со...


Пуэбло 1944/1968
Корабли - Корабли специального назначения

пуэбло 1944/1968

В начале 60-х Агентством национальной безопасности совместно с командованием военно-морских сил США было принято решение о развертывании работ по программе AGER (Auxiliary General Environmental Research), предусматривающей создание большого количества кораблей специального назначения, предназначенных для добывания разведывательных данных о силах и средствах противника в различных районах мирового океана, в том числе и в прибрежной зоне. Необходимость строительства таких кораблей объяснялась недостаточными возможностями самолетов, подводных лодок и низкоорбитальных космических аппаратов по ведению радиоэлектронной разведки военных объектов иностранных государств. Размещаемые на указанных носителях средства радиоэлектронной разведки могли обеспечить поиск, перехват, пеленгование и анализ различных источников радиоизлучения в заданных районах лишь с определенной, как правило, недостаточно высокой периодичностью, и только в течение непродолжительного интервала времени. Привлекать же к непосредственному решению задач радиоэлектронной разведки боевые корабли командование ВМС США считало нецелесообразным, поскольку это, во-первых, отвлекало их от решения основных задач, а, во-вторых, появление таких кораблей (с мощным ракетно-артиллерийским и противолодочным вооружением)вблизи территориальных вод иностранных государств вызывало у их правительств крайне негативную реакцию.

В этих условиях руководство американского флота полагало, что появление в составе ВМС США небольших, оборудованных специальными средствами радио - и радиотехнической разведки кораблей, способных на протяжении длительного времени находиться в определенных районах, не привлекая к себе излишнего внимания, позволит существенно повысить эффективность морской разведки. Всего в рамках программы AGER предусматривалось создание 40 кораблей. Наибольшую заинтересованность в реализации программы проявляла Группа безопасности ВМС США, директор которой нес персональную ответственность за организацию и ведение радиоэлектронной разведки в интересах американского флота как перед начальником штаба ВМС США, так и перед директором АНБ США.

Начало выполнению программы было положено в середине 60-х годов. В соответствии с установленными сроками уже в 1967 года на Тихоокеанском флоте США появился разведывательный корабль «Бэннер». Деятельность первого AGER в районе Советского Дальнего Востока, Китая, а также у западного побережья Северной Кореи находилась в сфере пристального внимания командования флота и получила у него высокую оценку. В результате командованием ВМС США было подтверждено принятое ранее решение о переоборудовании еще двух вспомогательных судов в корабли класса AGER. При этом предусматривалось, что второй корабль наряду с «Бэннером» будет действовать в западной части Тихого океана, а третий – на Атлантике.

В апреле 1944 года в заливе Стерджен бей, штат Висконсин, произошло рядовое, никем не замеченное событие – со стапеля судостроительного завода было спущено на воду очередное грузовое судно. В том же году, после завершения строительства, судно с бортовым номером FP 344 было передано в распоряжение транспортного командования Армии США и стало использоваться для доставки различных грузов армейским подразделениям, дислоцированным на островах Филиппинского архипелага.

Прошло 10 лет… Изрядно поизносившееся судно, успевшее поменять за эти годы бортовой номер на FS 344, было поставлено на прикол в одном из портов на западном побережье США. В середине 60-х годов, в связи с развертыванием программы AGER, судно оказалось в поле зрения флотского командования, и 5 июля 1966 года в Бремертоне на судоверфи «Пьюджет Саунд» начались работы по его ремонту и переоборудованию. Не прошло и года, как в мае 1967 года в состав ВМС США вошел новый разведывательный корабль. Помимо экипажа об его истинном назначении был осведомлен весьма ограниченный круг лиц. Нанесенные на борта корабля крупные буквы GER 2 должны были информировать окружающих, что перед ними океанографическое исследовательское судно с бортовым номером 2. Новоиспеченному «разведчику» было присвоено имя одного из городов США – «Пуэбло». По этому случаю на торжественной церемонии, посвященной вводу корабля в состав ВМС США, глава городского муниципалитета вручил экипажу бронзовую мемориальную доску.

Основные характеристики судна остались практически без изменений. Вместе с тем, в процессе ремонта грузовые трюмы были переоборудованы под жилые помещения для команды, а в дополнительно возведенной надстройке были оборудованы служебные помещения, оснащенные американской фирмой «Рэйтеон» разнообразной аппаратурой радио - и радиотехнической разведки. Экипаж корабля состоял из 6 офицеров, 70 военнослужащих срочной службы и нескольких гражданских служащих – специалистов в области океанографии. Командиром был назначен опытный моряк, 38-летний лейтенант-коммандер Лойд Бушер. После окончания университета Небраска и поступления в 1953 года на службу в ВМС США Бушер длительное время плавал на подводных лодках, проходил службу в штабе минно-тральных сил Тихоокеанского флота США (ТОФ), ас июля 1964 года и до назначения на «Пуэбло» занимал должность помощника начальника оперативного отдела7-ой флотилии подводных лодок.

Закончились торжественные мероприятия и экипаж «Пуэбло» начал подготовку корабля к переходу в западную часть Тихого океана – район своей предстоящей деятельности. Рано утром6 ноября 1967 года «Пуэбло» взял курс на Перл-Харбор. После пополнения запасов и непродолжительного отдыха экипажа на Гавайях корабль продолжил переход и во второй половине ноября прибыл в передовой пункт базирования ВМС США в Японии – порт Йокосука.

18 декабря командир «Пуэбло» получил боевой приказ под грифом «секретно», в котором командующим ВМС США в Японии были определены сроки, задачи и районы предстоящей деятельности корабля в Японском море. Согласно полученному приказу «Пуэбло» надлежало не позднее 8 января 1968 года убыть из пункта базирования Сасебо, проследовать Цусимским проливом в Японское море, где и находиться в назначенном районе с 10 по 27 января. На период плавания перед Пуэбло были поставлены задачи:

определять характер и интенсивность деятельности ВМС Северной Кореи в районе портов Чонгджин, Сонгджин, Мьянг До и Вонсан;.

вскрывать радиотехническую обстановку в районе восточного побережья Северной Кореи, уделяя при этом особое внимание разведке параметров и определению координат береговых радиолокационных станций;

вести радио - и радиотехническую разведку, техническое и зрительное наблюдение за деятельностью кораблей ВМФ СССР, находящихся в районе Цусимского пролива, выявить цель их нахождения в указанном районе с февраля 1966 года;

определять реакцию Северной Кореи и Советского Союза на ведение кораблем разведки в Японском море и Цусимском проливе;

оценить возможности «Пуэбло» и установленных на нем технических средств по ведению радио - и радиотехнической разведки, техническому и зрительному наблюдению за силами противника;

осуществлять немедленный доклад командованию о развертывании кораблей, других подразделений Вооруженных сил Северной Кореи и Советского Союза, представляющих опасность для Вооруженных сил США.

В соответствии с боевым приказом корабль должен был вести разведку в районах с условными наименованиями «Плутон», «Венера» и «Марс». Западная граница всех районов проходила по линии, отстоящей на удалении 13 миль от побережья и островов Северной Кореи, а восточная – отстояла от западной на 60 миль. Выбор конкретного района в тот или иной момент возлагался на командира с учетом складывающейся обстановки.

В целях обеспечения безопасности коммандеру Бушеру было запрещено приближаться к побережью Северной Кореи и Советского Союза на расстояние менее 13 миль. Установленные на корабле артиллерийские орудия предписывалось держать в зачехленном виде, их применение разрешалось только в случае явной угрозы кораблю и его экипажу. При продолжительном слежении за советскими кораблями «Пуэбло» запрещалось сближаться с ними более чем на 450 м. Исключение было сделано лишь для фотографирования кораблей и их вооружения, но и в этом случае минимальное расстояние до объекта слежения оставалось регламентированным – 180 м.

Ранним туманным утром 5 января 1968 г. «Пуэбло» вышел из Йокосука и взял курс на Сасебо. Перед выходом в море коммандеру Бушеру так и не удалось убедить командование внести отдельные изменения в полученный им боевой приказ. Не располагая на момент подготовки приказа какой-либо информацией о возможной угрозе кораблю со стороны Северной Кореи, штабные офицеры классифицировали предстоящий поход «Пуэбло» как «неопасный», о чем и была сделана соответствующая запись в приказе. О выходе корабля в море и районах его плавания были поставлены в известность командующий 7-м флотом, командующий Вооруженными силами США в Южной Корее и командующий 5-й воздушной армией США в Японии, однако, согласно боевому приказу специально выделенного прикрытия для «Пуэбло» не предусматривалось. По мнению Бушера, это ставило корабль в неравные условия по сравнению с предыдущими походами «Бэннера», которые были классифицированы как «опасные», а для его прикрытия выделялись 2 эсминца, курсировавшие на расстоянии не более 50 миль, и несколько истребителей, постоянно находившиеся в готовности к вылету в район нахождения «Бэннера». Тем не менее, в вышестоящем штабе все аргументы командира «Пуэбло» были отвергнуты, и боевой приказ остался без изменений.

11 января, после пополнения запасов топлива и воды, «Пуэбло» покинул бухту Сасебо и вышел в свое последнее плавание. На его борту находились 83 человека. Цусимский пролив встретил корабль сильным волнением и пасмурной погодой. Однако такие условия плавания вполне устраивали коммандера Бушера, поскольку они способствовали выполнению поставленной перед ним задачи – осуществить скрытный переход в район «Плутон». Для того чтобы исключить преждевременное обнаружение «Пуэбло» со стороны северокорейского флота, на корабле был установлен режим радиомолчания – радисты осуществляли только прием сообщений, поступающих с берега, любые радиоизлучения с корабля были строго запрещены. С поставленной задачей Бушеру удалось успешно справиться – «Пуэбло» незаметно для северокорейцев прибыл в назначенный район. Прошло несколько дней, корабль продолжал медленно патрулировать или лежать в дрейфе в районе «Плутон». В эфире раздавалось только тихое потрескивание атмосферных помех, море было пустынным, и только изредка сигнальщикам удавалось рассмотреть проходившие на большом удалении от «Пуэбло» грузовые суда под японским или советским флагом. Так и не обнаружив в районе каких-либо признаков деятельности северокорейского флота, Бушер приказал начать движение в южном направлении и следовать в район «Венера». Здесь он планировал занять позицию вблизи порта Мьянг До, продолжить ведение радио - и радиотехнической разведки и маневрировать на заданном удалении от побережья с небольшой скоростью и на переменных курсах.

Над морем уже начали опускаться сумерки, когда 21 января сигнальщики «Пуэбло» обнаружили малый противолодочный корабль (МПК) под флагом ВМФ Северной Кореи. На большой скорости корабль проследовал мимо американского судна на расстоянии около мили, не проявив к нему какого-либо интереса. Радиоэлектронные средства МПК не работали, никого из команды на мостике и верхней палубе видно не было. Полагая, что остался незамеченным, коммандер Бушер решил продолжить плавание в районе, по-прежнему соблюдая режим радиомолчания. Пробыв в районе Мьянг До непродолжительное время, «Пуэбло» взял курс в южном направлении и начал движение в район «Марс». Здесь кораблю предстояло непродолжительное ведение разведки неподалеку от порта Вонсан, после чего 23 января Бушер планировал начать обратный переход в район Цусимского пролива.

Утром 22 января командиру «Пуэбло» доложили об обнаружении излучений радиолокационных станций, а спустя некоторое время сигнальщики обнаружили два северокорейских траулера, следовавших курсом на корабль. Подойдя на дистанцию около 400 м, траулеры произвели многократный круговой обход «Пуэбло», дистанция между кораблями вскоре сократилась до 25 м. В свою очередь, американцы внимательно наблюдали за действиями северокорейских судов и произвели их фотографирование. Поскольку корабль был обнаружен, коммандер Бушер отменил режим радиомолчания, приказал радистам связаться с радиоцентром ВМС США в Камисея и передать донесение об обнаружении траулеров.

Всю ночь 23 января «Пуэбло» пролежал в дрейфе на удалении около 25 миль от северокорейского побережья. На рассвете корабль начал движение в направлении острова Йо До. Только утром радистам удалось установить связь с Камисея и передать два донесения: в первом, с большим опозданием, сообщалось об обнаружении северокорейских судов, а во втором – об убытии этих судов и о восстановлении на «Пуэбло» режима радиомолчания. К полудню с радиоцентра Камисея были получены квитанции о приеме двух радиограмм. Небо постепенно затягивалось облаками, становилось прохладнее, корабль лежал в дрейфе… Казалось, ничто не предвещало каких-либо резких перемен в размеренной жизни экипажа корабля.

Коммандер Бушер находился в кают-компании, когда ему доложили об обнаружении надводной цели, быстро сближающейся с «Пуэбло». Дистанция до цели составляла 8 миль. Спустя несколько минут последовал второй доклад: дистанция до цели сократилась до 5 миль, а приближающуюся цель сигнальщики классифицировали как северокорейский МПК. Бушер приказал включить навигационную РЛС и проверить местоположение корабля, а также отдал приказание сигнальщикам поднять на мачте флажный сигнал «Занят проведением океанографических работ». Когда расстояние между кораблями сократилось до 900 м, МПК уменьшил ход и поднял сигнал с требованием к «Пуэбло» сообщить свою государственную принадлежность. По команде Бушерана мачте был поднят американский флаг.

В 12:10 с северокорейского МПК на берег была передана радиограмма следующего содержания: «Обнаружил судно с бортовым номером GER 2. Полагаю, что это американский разведывательный корабль. Какого-либо оружия на борту не замечено». Примерно в это же время сигнальщики «Пуэбло» заметили приближающиеся к кораблю на большой скорости 3 торпедных катера, а чуть позднее прочитали поднятый на мачте МПК новый сигнал – «Застопорить ход, в противном случае открываю огонь». Убедившись в том, что расстояние до ближайшего побережья составляет 15,8 мили, коммандер Бушер решил не выполнять требование МПК, а сигнальщикам приказал поднять ответный сигнал «Нахожусь в международных водах». Между тем, «Пуэбло» оказался в окружении четырех кораблей – МПК и торпедных катеров, а над его мачтами с оглушительным ревом уже несколько раз пронеслись северокорейские истребители.

В 13:06 с МПК была отправлена вторая радиограмма. В ней сообщалось: «…намерен изолировать личный состав GER 2, взять его на буксир и доставить в Вонсан. В настоящее время готовлю к высадке досмотровую группу». Радиограмма еще не была передана, какс МПК на один их торпедных катеров уже перебралась группа вооруженных автоматами военнослужащих. «Пуэбло» увеличил ход и начал маневрировать. В результате первая попытка высадиться на корабль окончилась для досмотровой группы неудачно. Северокорейские корабли решили применить силу. МПК открыл огонь по «Пуэбло» из 57-миллиметрового орудия, а торпедный катер обстрелял из крупнокалиберного пулемета его надстройку. Под угрозой дальнейшего обстрела «Пуэбло» застопорил ход, коммандер Бушер приказал всему личному составу покинуть верхнюю палубу и приступить к немедленному уничтожению секретных документов и аппаратуры. В результате обстрела была повреждена мачта, получили ранения члены экипажа, находившиеся на мостике, в том числе и сам Бушер. Только после того, как на МПК был поднят сигнал «Следовать за мной для приемки на борт лоцмана», «Пуэбло» вновь дал ход. Попытка увеличить скорость и оторваться от северокорейских кораблей окончилась для американцев печально: в результате повторного обстрела были ранены еще несколько человек, сжигавших в это время на надстройке, в районе трубы, секретные документы. Связь с берегом была устойчивой, и обо всех событиях, происшедших на корабле, было сообщено на радиоцентр Камисея. В ответной радиограмме сообщалось о направлении в район инцидента нескольких самолетов.

По команде с МПКи под угрозой очередного применения оружия коммандер Бушер приказал застопорить ход, через некоторое время на борт корабля уже поднималась досмотровая группа с торпедного катера. Экипаж «Пуэбло» был собран на палубе, после чего у всех были связаны руки, а на глаза надеты темные повязки. Любое неповиновение немедленно подавлялось досмотровой группой силой оружия. Корабль был взят на буксир и спустя некоторое время приведен в порт Вонсан, где американские моряки были погружены в автобусы и доставлены на железнодорожный вокзал. Здесь их уже ожидал поезд и непродолжительная дорога во временный лагерь для военнопленных. Как выяснится позднее, в результате вооруженного инцидента погиб один и были ранены девять членов американского экипажа.

Происшедшие у побережья Северной Кореи события привели к резкому обострению отношений между Вашингтоном и Пхеньяном. В известность о случившемся был поставлен президент Линдон Джонсон, и с23 на 24 января его советник по национальной безопасности Уолт Ростоу всю ночь провел в Белом доме, ожидая телефонного звонка и готовясь сообщить президенту последние сведения относительно судьбы «Пуэбло». Срочно уточнялась вся имеющаяся информация о корабле, его экипаже и обстоятельствам их захвата… Сотрудники АНБ совместно с командованием Группы безопасности ВМС США лихорадочно выясняли, какие секретные документы и аппаратура находились на борту захваченного корабля.

На следующий день военно-политическое руководство США сделало несколько воинственных заявлений в адрес Северной Кореи, в том числе и устами Государственного секретаря США Дина Раска, предупредив о возможных военно-силовых акциях в случае, если Пхеньян будет удерживать «Пуэбло» и его экипаж. В подкрепление сделанным заявлениям 24 января командованием ВМС США с целью демонстрации силы в Японское море была направлена ударная группа во главе с атомным авианосцем Энтерпрайз. В ближайшие дни планировалось ее наращивание и создание целого оперативного соединения, включающего несколько авианосцев, 3 крейсера и 18 эскадренных миноносцев. Значительная часть американских военных и дипломатических учреждений в Вашингтоне, Токио, Сеуле и Гонолулу отбросила все дела и была занята только сложившейся ситуацией с «Пуэбло». Объединенный комитет начальников штабов провел несколько срочных совещаний с целью выработки возможных вариантов ответных действий США в отношении Северной Кореи. Утром 24 января руководитель Госдепартамента Дин Раск проинформировал членов комитета по иностранным делам Конгресса США об инциденте. Американский посол в СССР Левлин Томпсон обратился к правительству Советского Союза с просьбой оказать содействие в проведении переговоров США и Северной Кореи по освобождению корабля и его команды, однако получил отказ на свою просьбу. Срочного созыва и проведения заседания Совета безопасности ООН потребовал американский представитель в этой организации Артур Гольдберг. Государственный департамент США обратился более чем к 100 странам с просьбой об оказании содействия в разрешении создавшейся ситуации.

24 января в корейском городе Панмунджом состоялось очередное, 261 по счету, заседание комиссии по установлению перемирия на корейском полуострове. Помимо ранее запланированных к обсуждению вопросов представитель командования сил ООН американский контр-адмирал Джон Смит в беседе с руководителем делегации Северной Кореи генералом Паком затронул тему, связанную с «незаконным захватом в международных водах американского корабля «Пуэбло»». Смит передал адресованное северокорейскому руководству требование правительства США о немедленном освобождении корабля и его экипажа и о принесении извинений за противозаконную акцию в отношении «Пуэбло». Кроме того, Пак был проинформирован о том, что правительство США оставляет за собой право потребовать компенсацию за причиненный ущерб. В ответ Пак перебрал в своих руках документы и зачитал один из них: «Около 12 часов 15 минут 23 января американской стороной был произведен грубый, агрессивный акт незаконного вторжения в наши территориальные воды вооруженного шпионского корабля агрессивного империалистического флота США – «Пуэбло», на борту которого находилось различное вооружение и аппаратура для ведения шпионажа. Наши корабли ответили огнем на пиратские действия корабля… Я выражаю американской стороне решительный протест в связи с неоднократными вторжениями в наши территориальные воды вооруженных шпионских судов… и требую немедленного прекращения таких незаконных акций». Пак еще раз перелистал свои документы и, глядя на сидевшего напротив него американского адмирала, дополнил зачитанное заявление еще одним требованием, согласно которому США должны были признать факт вторжения в северокорейские воды, принести в связи с этим свои извинения правительству КНДР и заверить его в том, что впредь подобное никогда не случится.

Так начались сложные и продолжительные переговоры по освобождению экипажа «Пуэбло». В течение продолжительного времени Пхеньян продолжал настаивать на том, что этот корабль неоднократно вторгался в территориальные воды Северной Кореи. В подкрепление своим заявлениям24 января северокорейское радио сообщило о якобы сделанном командиром «Пуэбло» признании в том, что он сознательно нарушил границы территориальных вод Северной Кореи.

В последующие дни эскалация напряженности продолжалась. 25 января в соответствии с решением президента Джонсона на военную службу было призвано 147787 резервистов, началось наращивание частей и подразделений Вооруженных сил США в районе Южной Кореи. 26 января состоялось заседание Совета безопасности ООН в связи с кризисной ситуацией, вызванной захватом «Пуэбло», однако решения проблемы найдено не было. События последующих дней, а затем и недель показали, что ни одна из сторон не была готова идти на какой-либо компромисс. Тем не менее, США отказались от идеи проведения военно-силовых акций и 6 февраля ударная группа во главе с авианосцем Энтерпрайз убыла из района маневрирования, расположенного в непосредственной близости от порта Вонсан. Начались трудные и продолжительные переговоры по урегулированию конфликтной ситуации. Каждая из сторон хотела выйти из создавшейся ситуации с сохранением «своего лица».

Только 23 декабря, после 11 месяцев плена, экипаж «Пуэбло» был освобожден и доставлен поездом в Южную Корею. Спустя сутки на борту военно-транспортного самолета коммандер Бушер и его подчиненные прибыли в США на авиабазу Мирамар, расположенную неподалеку от города Сан-Диего, где их уже ожидали семьи и репортеры многочисленных газет. Что касается самого корабля, то он так и не был возвращен американскому флоту и долгое время находился у одного из причалов порта Вонсан. В 1995 году «Пуэбло» был поставлен у одного из причалов на реке Тэйдон в городе Пьенгянг, и по решению северокорейского правительства стал демонстрироваться иностранным туристам в качестве «священного памятника победы над американским империализмом».

Параметры 

Длина: 53 м

Ширина: 9,6 м

Водоизмещение: 895 тонн

Осадка: 2,7 м

Экипаж: 82

Скорость: 12,5 узлов

Вооружение 

Орудия: 4 12 мм

Страна США

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Ла-Плата

News image

Рейд «карманного» линкора Адмирал граф Шпее начался 21 августа 1939 года, когда корабль покинул базу в Вильгельмсхафене. Его ком...

Торонто

News image

Когда в сентябре 1940 года авианосец Иллюстрас присоединился к Средиземноморскому флоту, на нем поднял флаг контр-адмирал Артур ...

Коралловое море

News image

Коралловое море - один из самых прекрасных участков мирового океана. Тайфуны обходят его. Юго-восточный пассат несёт прохладу по...

Буря в пустыне

News image

В ночь с 1 на 2 августа 1990 г. под предлогом защиты своих экономических интересов вооруженные силы Ирака вторглись на территори...

Охота на Бисмарка

News image

В мае 1941 г. командование германских военно-морских сил послало крупные рейдеры в открытый океан. Адмиралу Лютьенсу, который в ...

Цемесская бухта

News image

Весна 1918 года... Против молодой Советской Республики выступили страны Антанты