21.07.2017

Астут

News image

В 1993 году военное правительство объявило конкурс на разработку проекта мн...

CFX

News image

ВМФ Великобритании ведет переговоры с крупнейшими судостроителями на производство двух ав...


Лейпциг 1931/1946
Корабли - Крейсеры

лейпциг 1931/1946

Проект четвертого легкого крейсера был разработан в 1927 г. Речи об отмене версальских ограничений пока не было, следовательно, не представлялось возможным, увеличение размеров следующего корабля. Недостаток времени и средств не позволял разработать новый проект, однако у конструкторов появился шанс избавиться от тактических и технических недостатков, свойственных К. Впрочем, о коренном измнении казавшегося удачным проекта не было и речи. Недостаточная прочность корпуса просто не могла проявиться, поскольку более ранние единицы еще не вступили встрой.

Хотя по внешнему виду новый корабль; весьма незначительно отличался от своих предшественников (главными из видимых отличий были одна широкая труба вместо двух и расположение кормовых башен главного калибра по диаметральной плоскости), его начинка была во многом другой. Прежде всего, конструкторы попытались исправить неудачный выбор механизмов, сделанный для крейсеров типа К. Число котельных отделений сократили с 4 до 3. Котлы, по-прежнему имевшие невысокие параметры пара (рабочее давление 16 атм.); размещались попарно в котельных отделениях, которые стали несколько менее тесными. Общая нагревательная поверхность составляла 1054 кв.м. при 18 форсунках в двух задних кочегарках и 926 кв.м при 16 форсунках - в передней. Перед котельными отделениями находился топливный отсек и помещения дизель- генераторов. Два малых вспомогательных водотрубных котла располагались на верхней палубе, в небольшой надстройке за дымовой трубой. Их задачей являлось обеспечение паром судовых механизмов на стоянке, когда пары а главных котлах не разводились. Однако мощность вспомогательных котлов оставалась, как и на предшествующих единицах, недостаточной, а их размещение на верхней палубе - просто опасным.

По-прежнему сложной оставалась турбинная установка. Две главные турбины, изготовленные на заводе Круппа Германия , состояли из ступени высокого давления и двух ступеней низкого давления, в каждую из которых была встроена турбина заднего хода. Правый вал приводился во вращение из переднего турбинного отделения, левый - из заднего. Между обоими турбинными отделениями находилось помещение редукторов.

Существенным изменениям подверглась дизельная установка. На «Лейпциг» для нее был специально выделен отдельный, центральный вал.

Разработчики проекта попытались устранить недостатки конструкции корпуса, однако возможности для этого оказались весьма ограниченными. Корпус был немного уширен, но оставался весьма легко построенным. Применялся продольный набор с 4 продольными стрингерами с каждой стороны от киля. Шпация равнялась 1,5 м; листы обшивки накладывались внахлест и сваривались. Шагом вперед являлось то, что на этот раз надстройки не включались в расчет продольной прочности, как на кораблях первой серии. По-прежнему при постройке широко использовалась электросварка.

Разделение корпуса оставалось для 6000-тонного корабля по-немецки тщательным: двойное дно занимало 2/3 длины; имелось 17 основных поперечных водонепроницаемых переборок, деливших корпус на 16 главных отсеков. Была изменена форма форштевня, а верхняя палуба в корму за полубаком имела отчетливую выпуклость по диаметральной плоскости, напоминая широко применявшуюся на эсминцах спину черепахи . Принципиально новым стало применение небольших булей, захватывавших весь пояс (аналогично германским тяжелым крейсерам), а также бульбообразного образования носовой оконечности. Були разделялись на многочисленные небольшие отсеки, предназначенные для топлива или воды для котлов. Подобная система несколько увеличивала остойчивость, однако предъявляла повышенные требования к балансировке при заполнении отсеков.

Значительно изменилась и схема защиты. Немецкие конструкторы вернулись к хорошо проверенной схеме пояс + скос палубы . Ввиду наличия булей пояс в центральной части имел довольно значительный наклон (18 гр.) верхней кромкой наружу, что заметно увеличивало его эффективную толщину, в особенности на больших дистанциях боя. Толщина пояса в средней части равнялась 50 мм и уменьшалась до 20 мм в носу и до 35 мм - в районе рулевых механизмов. Броневая палуба, толщиной 20 мм, имела в середине плоскую площадку, и закруглялась к борту в виде дуги круга, вместо обычного скоса. Толщина листов закругленной части была увеличена до 25 мм. Такая конструкция защищала свыше 70 % длины ватерлинии.

Единственным элементом, не претерпевшим скольнибудь заметных изменений, являлось вооружение. Как уже отмечалось, ликвидировали только странное шахматное расположение кормовых башен, в связи с чем несколько изменилось расположение задних погребов.

Таким образом, очень близкий по табличным элементам к крейсерам типа К, «Лейпциг» имел заметные отличия от предшествующей тройки, заключавшиеся в основном в улучшении оборонительных и эксплуатационных свойств, которых так недоставало стиснутым версальскими рамками немецким легким крейсерам.

8 октября 1931 г «Лейпциг» занял свое место стоянки A3 на ВМБ в Вильгельмсхафене, и для него началась реальная служба. 26-28 октября крейсер принимал боезапас и снабжение, а 29-го было проведено пробное кренование. Командование кораблем принял капитан цур зее Штробвассер.

31 октября новую единицу посетил командующий флотом, вице-адмирал Гладиш, а на следующий день «Лейпциг» вышел на ходовые испытания в Северном море. Начало 1938 г также было посвящено различным маневрам и упражнениям в Кильской бухте. До 1941 г. «Лейпциг» участвовал в маневрах, блокаде Испании и зарубежных походах.

В начале войны «Лейпциг», командиром которого в это время был капитан цур зее Нордманн, базировался на Киль. Зоной его действий была Балтика, однако крейсер не принимал участия в боевых действиях против Польши, поскольку в октябре его поставили на двухнедельный ремонт механической установки. После обязательных ремонтных испытаний и учебных торпедных стрельб обновленный корабль перешел Кильским каналом на Северное море, где провел остаток месяца на буе стоянки Брунсбюттель. Не имевшее конкретных целей командование Кригмарине вновь перевело корабль на Балтику, и 1 ноября он прибыл в Свинемюнде, где должен был принять участие в маневрах. В дождливую и темную ночь 7 ноября он столкнулся вблизи Киля с учебно - артиллерийским судном Бремзе , получив повреждения обшивки правого борта. Последовал недельный ремонт в Киле, после которого был получен приказ войти в состав действующего на Северном море отряда контр-адмирала Лютьенса.

Основной задачей отряда, состоявшего из Нюрнберг, Кёльн и «Лейпциг», являлось прикрытие минных постановок у восточного побережья Британии, выполнявшихся германскими эсминцами. Первый выход на задание состоялся 12 ноября; в начале декабря последовали еще три - все без потерь и происшествий. 8 декабря последовало распоряжение на очередное задание: прикрытие минной постановки в районе Ньюкасла. Этот выход, названный операцией Наини-Софи , обещал быть опасным, поскольку разведка доносила о возможности встречи со 2-й крейсерской эскадрой англичан, периодически базировавшейся на Фирт-оф-Форт. Крейсерам предписывалось занять позицию к северо-востоку от Доггер-банки к моменту возвращения в эту точку эсминцев. Операция несколько раз откладывалась, и только вечером 12 декабря отряд покинул стоянку Шиллинг.

На несчастье немцев, в этот раз у них совершенно отсутствовали силы прикрытия для крейсеров. Все 5 готовых к действиям эсминцев принимали участие в постановке, а сопровождавшие отряд Льютенса во всех предыдущих выходах миноносцы были небоеспособны или находились на Балтике. Между тем, отряду прикрытия приходилось идти в район, где не раз отмечались дозорные английские лодки.

Погода оставалась ясной, и на утро следующего дня Льютенс принял решение использовать в качестве противолодочного патруля свои гидросамолеты. Около 8 часов отряд прибыл в точку ожидания и приготовился к выпуску гидроавиации. Арадо имели только «Лейпциг» и Нюрнберг; на Кёльн же катапульту демонтировали еще весной 1938 г. В течение нескольких часов крейсера (в строе треугольника) и их самолеты утюжили на большой скорости заданный район, ожидая появления своих эскадренных миноносцев с задания. Предполагалось отослать арадо на берег, получив взамен прикрытие из летающих лодок с базы гидроавиации. Однако смена не прибыла, и в последующий критический час отряд остался без противолодочного прикрытия.

В 10:40 на горизонте появился датский пароход Шарков , и «Лейпциг» получил приказ досмотреть его. Два других крейсера образовали противолодочный патруль вокруг застопорившего машины «Лейпциг». После досмотра отряд восстановил строй и дал ход 24 узла. Казалось, наиболее опасный момент миновал, но тут в небе появился самолет - явно не германский. Напряженность сохранялась в течение получаса, когда около 11:20 наконец прибыли долгожданные два He-115 прикрытия. Корабли и самолеты еще обменивались опознавательными сигналами, когда головной хейнкель начал радировать сигнал: UUU . К неудаче немцев, позывной дня был именно U . Пока удивленные офицеры крейсера пытались понять смысл сигнала, британская подводная лодка Сэмон успела дать залп и уйти на глубину. В 11:22 с «Лейпциг» заметили в 700 м от корабля следы торпед. Нордман дал команду Лево на борт , но уклониться от торпед, выпущенных с 30 каб. уже не удалось.

Англичане ошиблись с объектом атаки. В попытке зацепить более тяжелый крейсер командир лодки приказал выпустить торпеды широким, веером. Возможно, это спасло германский крейсер от верной гибели, поскольку хотя он находился в отличной позиции для подводной атаки, попала только одна торпеда.

Тем не менее, эффект вначале показался сокрушительным. Попадание пришлось в середину корпуса, вблизи переборки между 1-м и 2-м котельными отделениями, на глубине 3-4 метра под ватерлинией. Пробоина имела в длину около 13м, простираясь от 83-го до 96-го шпангоута. Броневая палуба над местом взрыва вспучилась, а килевая балка деформировалась. Котлы левого борта оказались уничтоженными взрывом, а правого - сброшенными с оснований. Оба отсека почти мгновенно наполнились водой; из них не спасся ни один человек. От толчка обе турбины остановились; правда, правую удалось спустя 15 минут ввести в дело, однако и она постепенно сбрасывала обороты по мере того, как садился пар в котельном отделении N3 правого борта, где в питательную воду для котлов попала нефть. Все питательные трубопроводы, паровые магистрали и кабели связи с левого борта оказались разорванными. Сила удара вывела из строя оба гирокомпаса и рулевое управление. Через несколько минут «Лейпциг» накренился на 8° на левый борт. Несмотря на значительный объем затопленных помещений (крейсер принял свыше 1700 т воды), корабль не опрокинулся, поскольку вода заполнила симметрично расположенные отсеки.

Спустя 2 минуты торпеду получил и флагманский Нюрнберг. Его повреждения оказались менее существенными, а вот «Лейпциг» действительно находился в тяжелом состоянии. Единственным средством передвижения оставались его дизели, которые, к счастью, не пострадали. Крейсер медленно дал ход и покинул поле битвы на скорости 10 узлов. Зависший над отрядом британский самолет отогнали огнем, а спустя 2 часа на горизонте показались долгожданные эсминцы. Теперь прикрываемым пришлось самим заняться прикрытием. Байтцен и Хайнеманн взяли под опеку «Лейпциг», отставший от ушедшего вперед флагмана. Кёльн остался с тяжело поврежденным сослуживцем ; только ранним утром следующего дня он ушел на базу большим ходом. К эскорту присоединился эсминец Шеманн и сторожевые корабли F-7 и F-9 , группа тральщиков и морских охотников ( раумботов ). Суда эскорта образовали плотное кольцо вокруг крейсера. И не напрасно.

Находившаяся на боевой позиции в Гельголандской бухте английская ПЛ Урсула около полудня заметила, но не смогла из-за неудачной позиции атаковать шедшую на большой скорости группу Кёльн. Однако спустя полтора часа в перископе появилась вторая группа, состоящая из крейсера в эскорте, как показалось капитан - лейтенанту Филипсу, 6 эсминцев. Британский командир переоценил скорость хромого «Лейпциг» и только последняя торпеда из четырехторпедного залпа, выпущенного с расстояния 7 каб., прошла в 50 м перед его форштевнем. Тем не менее, Нордманну пришлось отвернуть сначала влево, застопорить дизели, а затем дать полный ход (10 узлов!) и повернуть вправо, чтобы избежать попадания. Однако одна, а возможно и две, торпеды попали в сторожевик F-9 , принятый Филипсом за эсминец. Небольшой корабль взрывом буквально разорвало на части, а «Лейпциг» вновь уцелел. Впоследствии Нордманн подвергся критике за ордер своего отряда. Специалисты флота считали, что завеса должна была быть открытой спереди, чтобы мощные гидрофоны крейсера смогли обнаружить шумы ПЛ. Однако именно это построение спасло практически беспомощный «Лейпциг». Только к полуночи ему удалось благополучно достичь устья Эльбы.

После временного ремонта на заводе Блом унд Фосс в Гамбурге крейсер перевели на верфь Дойче Верке в Киле, куда он прибыл 27 февраля 1940 г. Ремонт оказался длительным и трудоемким. Пришлось извлечь все котлы, насосы и трубопроводы из отделений 1 и 2, заменить магистрали левого борта, заделать пробоину в борту и вновь установить оборудование. Работы завершились только к концу года, и 1 декабря 1940 г крейсер вновь приняла комиссия флота. Однако «Лейпциг» был уже не тот: 4 котла так и не заняли своих мест; вместо них в бывшем котельном отделении разместились помещения для кадетов. Бывший легкий крейсер стал учебным кораблем; теперь он мог развить не более 24 узлов.

Период ремонта пришелся на самые горячие для германского флота дни: вторжение в Норвегию (ация Везерюбунг ), в котором участвовали все боеспособные корабли флота, обошлось без «Лейпциг». С 5 по 13 декабря 1940 г он принимал боезапас и снабжение, затем, с 21 декабря по 6 января, состоялись испытания оружия. 8 января корабль вновь оказался в доке Дойче Верке , на сей раз совсем ненадолго. Конец января и начало февраля заняли испытания механизмов и вооружения. Поскольку наиболее существенным достоинством крейсера стали теперь обширные кубрики, способные служить помещениями для жизни и учебы большого числа моряков, 15 февраля 1941 г командование Кригсмарине включило его (вместе с остальными уцелевшими легкими крейсерами) в состав учебной эскадры на Балтике. (Задачи и действия этой эскадры подробнее описаны ранее, в истории деятельности Кельна .) Начало 1941 г прошло б небольших учебных походах, а в июне «Лейпциг» посетил с кратким визитом захваченную Норвегию, зайдя в Хортен и Осло. В начале июля на борту «Лейпциг» появился начальник штаба флота, контр-адмирал Тиле, наблюдавший за маневрами, проходившими уже в условиях начавшейся войны с Советским Союзом. Первоначально корабль не предназначался для боевых действий: в августе он спокойно посетил Копенгаген, и только в сентябре его включили в состав так называемого Балтийского флота - отряда, предназначенного для действий против СССР.

Первой значительной операцией «Лейпциг» на Балтике стал выход германского флота для блокирования Финского залива в конце сентября 1941 г. В то время, как Кёльн и Нюрнберг в составе северной группы прикрывали линкор Тирпиц, менее ценные в боевом отношении Эмдем и «Лейпциг», входившие в состав южной группы, вступили в бой. Им выпало поддержать огнем своих 150-миллиметровок действия немцев на о.Эзель. Советские войска продолжали удерживать полуостров Сворбе - ключ к Рижскому заливу.

23 сентября оба крейсера вышли из Свинемюнде, заправились в Пиллау и направились в захваченную германскими войсками Лиепаю, куда прибыли вечером следующего дня, потратив несколько часов на преодоление полосы густого тумана. Операция по обстрелу Сворбе ( Вестштурм ) была назначена на раннее утро 26 сентября. Кораблям соединения, в которое кроме крейсеров входили 4 миноносца, предписывалось обстрелять объекты и коммуникации в тылу советских войск (район Каунисто-Карги), не перенося огонь к линии фронта. Вечером 25-го отряд покинул Либаву и пошел к входу в Рижский залив. «Лейпциг» вновь принял на борт свой гидросамолет, который предполагалось использовать для разведки и корректировки. Рано утром он был выпущен, но отряд подошел к заданной точки слишком рано: самолету пришлось ждать в воздухе, а кораблям - временно повернуть на обратный курс, поскольку видимость не позволяла разглядеть цели на берегу. В 6:00 корабли открыли огонь, который с перерывами велся в течение 5 часов. «Лейпциг» израсходовал 327 снарядов главного калибра. Самолет оказался малополезным, и во втором вылете использовался для противолодочного патрулирования.

Операцию предполагалось повторить на следующие сутки. Германские корабли отошли с тем, чтобы рано утром вновь оказаться у Сворбе. Вновь «Лейпциг» выпустил гидросамолет и спустя 5 минут открыл огонь. На этот раз с берега ответила тяжелая батарея, накрыв крейсер, которому пришлось отойти. На сей раз Арадо сослужил свою службу, донеся о наличии советских торпедных катеров. Дело перестало быть легким, поскольку 180-мм снаряды вновь стали разрываться поблизости от немецких кораблей, а атака быстроходных катеров на маневрирующие на малом ходу крейсера могла оказаться опасной.

В 9:17 4 советских торпедных катера (ТКА-72, 82, 92 и 102) под командованием капитан-лейтенанта Гуманенко были замечены наблюдателями с Эмдем. Оба крейсера немедленно прервали бомбардировку и увеличив ход, отвернули в море, возложив отбитие атаки на эскорт. Спустя 2 минуты после обнаружения Эмдем открыл огонь из носовых орудий с дистанции 60 каб., а через несколько минут, когда дистанция сократилась до 35 каб., к нему присоединился «Лейпциг». Первый катер скрылся в дымзавесе, а немецкий крейсер перенес огонь на второй, который по донесениям получил попадание и взорвался . К 10:00 атака закончилась; «Лейпциг» израсходовал при стрельбе по торпедным катерам 153 150-мм снаряда (несколько больше выпустил Эмдем). Немцы считали, что потопили 2 катера, но на деле погиб только ТКА-82. Атаку катеров удалось сорвать: немцы видели только один торпедный след, от которого даже не пришлось уклоняться. Этот бой, несправедливо обойденный военными историками обоих сторон, заслуживает несомненного внимания. Лихая атака столь незначительного числа торпедных катеров на сильный отряд, в который кроме двух крейсеров входил десяток легких кораблей, несомненно принадлежит к славным страницам советского флота. При таком соотношении сил можно было рассчитывать только на внезапность; после обнаружения катеров на большой дистанции шансов на успех у них практически не оставалось. Все же задачу - минимум отряд Гуманенко выполнил, заставив германские крейсера сменить позицию и на время прекратить обстрел. Обращает на себя внимание большой расход боезапаса германских кораблей (свыше 300 только 150 - мм снарядов) при единственном попадании. После того, как советские катера отошли под защиту береговых батарей, открывших точный огонь по преследовавшим их миноносцам, крейсера вернулись на позицию и продолжили обстрел берега. За 5 артналетов «Лейпциг» выпустил еще 320 снарядов, расстреляв за 2 дня около 700.

После полудня отряд вновь отошел, взяв курс на Лиепаю для дозаправки и пополнения боезапаса. В 14:27, когда корабли находились в в 20 милях к западу от Виндавы (Венспилс), наблюдатели с «Лейпциг» заметили следы торпед с правого борта. Крейсер резко отвернул влево и пропустил торпеды по носу, в то время как миноносец эскорта Т-7 атаковал глубинными бомбами советскую ПЛ Щ-317 . Обе стороны разошлись вничью , не пострадав. Вечером отряд без дальнейших происшествий достиг Лиепаи. Для «Лейпциг» боевая деятельность закончилась: 28 сентября оба крейсера вышли в море в сопровождении двух миноносцев, а на следующий день «Лейпциг» в эскорте Т-11 прибыл в Киль, где ему предстояло пройти профилактический ремонт и чистку днища.

Крейсер оставался в доке до 20 октября, а по выходе вновь приступил к тренировочной службе. Из-за ущербной скорости его активное использование для боевых целей не предусматривалось.

Фронт ушел далеко на Восток, и «Лейпциг», остававшийся в восточной части Балтийского моря, не имел противников. С 11 апреля 1942 г на крейсере поднял флаг начальник учебных сил флота, контр-адмирал Лейтцман. В конце 1942 - начале 1943 г корабль находился на очередном профилактическом ремонте на заводе Дойче Верке в Киле, а 4 марта 1943 г его перевели в Либаву (Лиепаю), где «Лейпциг» был выведен в резерв.

После 5-месячного бездействия в медленно протекавшем ремонте, корабль, вновь вошел в строй 1-го августа, теперь - под командованием капитана цур зее Хюльземанна. Весь август и сентябрь крейсер проходил послеремонтные испытания механизмов и оружия. Фактически к регулярной службе «Лейпциг» приступил только в октябре. Затем вновь потянулись будни учебы и подготовки специалистов. В январе 1944 г последовал очередной ремонт на заводе Дойче Верке в . Готенхафене, в ходе которого особо тщательному осмотру подверглась артиллерия главного калибра, стволы которой уже однажды были сменены. За ремонтом прошли обычные испытания, и только в марте «Лейпциг» вновь стал полноправным членом учебной команды . К концу года крейсер находился все в той же роли, только сменив командира (им с 26 августа 1944 г стал капитан цур зее Шпорель).

Мощное наступление Советской Армии, заставило зашевелиться все мало-мальски боеспособные корабли. Но вновь в числе участников обстрела побережья «Лейпциг» не оказалось. Для него нашлась, казалось бы, более спокойная задача: усилить минные заграждения в Датских проливах, поскольку Верховное командование ожидало высадки союзников на Ютландском полуострове. Для окончательной доводки пришлось поставить крейсер в док, и он был готов к действиям только 14 октября. На следующий день он вышел из Готенхафена и взял курс на Свинемюнде, где следовало принять мины и следовать затем в Скагеррак, подальше от Восточного фронта.

Все же «Лейпциг» пал жертвой советского наступления, пусть даже и косвенной. В это же время к Готенхафену подходил тяжелый крейсер Принц Ойген, возвращавшийся с четырехдневного обстрела позиций в районе Риги. В районе господствовал густой туман, а осенний вечер делал видимость практически нулевой. В 20:01 легкий крейсер внезапно оказался прямо под форштевнем Принц Ойген. Попытка 18-тысячетонной махины дать задний ход и отвернуть оказалась бесполезной. «Лейпциг» получил удар почти под углом 35 градусов в середину корпуса между мостиком и трубой. Если массивный и прочно построенный Принц Ойген отделался погнутым форштевнем, то положение его младшего брата оказалось просто трагическим. Легкий крейсер спасло странное обстоятельство: нос Принц Ойген настолько плотно вошел в сделанную им пробоину, что корабли оказались как бы слепленными друг с другом, и поступление воды через огромную рану на какое-то время оставалось ограниченным. Тем не менее, оба передних котельных отделения (N2 и N3) заполнились водой, которая постепенно стала распространяться в нос и в корму. Крейсер принял свыше 1600 т, а вся его энергетика полностью вышла из строя. Повреждения удивительно напоминали полученные от торпеды Сэмона 5 годами ранее, только на этот раз более искореженной выглядела верхняя палуба. 11 человек погибло при столкновении, еще 6 пропало без вести, а 31 получили ранения.

Теперь следовало расцепить корабли. В район происшествия, находившийся всего в 2,5 милях от полуострова Хела, быстро прибыли мощные буксиры, которые, однако, долго не могли выполнить свою задачу. Первоначально предлагалось даже, чтобы тяжелый крейсер толкал перед, собой жертву , выбросив ее таким образом на отмель полуострова! В конце концов Принц Ойген все же выручил: пока все буксиры и спасательные суда удерживали «Лейпциг», он дал полный задний ход и освободил свой нос. Эти хирургические упражнения окончились только в 14:30 следующего дня.

Несчастный «Лейпциг» все это время не мог дать ход, поскольку с 1939 г имел только два котельных отделения, теперь оба затопленные, а дизели запустить не удалось. Правда, его плавучести ничего не угрожало, и изуродованный крейсер в эскорте спасательных судов был отбуксирован в Готенхафен. Обычно двухчасовое путешествие заняло теперь полтора дня и закончилось только поздно вечером 17-го октября.

Судьба крейсера по сути дела была решена. Прибывшая в Готенхафен комиссия и вице-адмирал Мендсен-Болькен однозначно определили, что полный ремонт малоценной боевой единицы в тяжелых условиях Восточной Пруссии не имеет смысла. Пробоину, имевшую размер 10х10 м, заделали, а вдоль корпуса по ватерлинии наварили мощные полые металлические брусья, чтобы легко построенный «Лейпциг» не развалился на стоянке. 16 ноября 1944 г его вывели из состава действующего флота и низвели до уровня плавучей казармы. В декабре корабль оказался в огромном 70000-тонном плавучем доке. Его команду растащили по кораблям и фронтам. Бывший крейсер все же предполагали вновь ввести в строй где-то в августе 1945 г, но война диктовала свои условия. Кое-какие работы в доке велись; удалось даже завезти 4 новых котла (все котлы «Лейпциг» полностью вышли из строя при столкновении), однако казалось, что увести корпус из-под ударов Советской Армии просто нереально. Было решено использовать его в качестве стационарной батареи. На борт вновь приняли боезапас, и приступили к укреплению дна гавани (командование порта опасалось, что крейсер может перевернуться при попадании авиабомб). Тем не менее, уцелевший после стольких неприятностей «Лейпциг» вновь продемонстрировал свою волю к жизни . Добросовестно отстреляв по подходившим к городу войскам с 16 по 28 февраля, он вышел-таки из порта 28-го буквально под носом советских танков, едва двигаясь под дизелями. Путь крейсера лежал в небольшой датский залив Абенраа к северу от Фленсбурга. Там его и застала капитуляция Германии.

Наполовину разрушенный корабль не интересовал союзников в качестве возможного трофея, и в том же году его отбуксировали сначала в Киль, а затем в Вильгельмсхафен. Там он благополучно ржавел до пета 1946 г, когда в соответствии со статьей 7 Потсдамского соглашения его полагалось либо разобрать, либо затопить в открытом море до 15 августа. 6 июля бывший крейсер отправился в свое последнее путешествие - на буксире. Его медленно протащили вдоль всего побережья Дании и только 11-го в 11:00 подрывные заряды отправили многострадальный «Лейпциг» на дно в точке к юго-западу от Фарзунда (южная Норвегия).

Параметры

Длина: 177,1 м

Ширина: 16,2 м

Водоизмещение: 8382 тонн

Запас хода: 5700 миль

Осадка: 5,6 м

Экипаж: 584

Скорость: 32 узлов

Вооружение

Орудия: 9 150 мм

Торпедные аппараты: 12 533 мм

Зенитные установки: 4   Эрликон ; 8 37 мм; 6 88 мм

Мины: 120

Самолеты: 2

Страна Германия

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Александрия

News image

В декабре 1941 г. началась третья операция против английского флота в Александрии. Руководителем был князь Боргезе. Его подводна...

Операция Везерюбунг

News image

Немецкая операция по захвату Дании и Норвегии, осуществленная весной 1940 г., является одной из самых интересных кампаний Второй...

Остров Саво

News image

Рано утром 7 августа 1942 вице-адмирал Микава в Рабауле получил сообщение о высадке американцев. Его решение было быстрым и разу...

Операция Аlphabet

News image

В начале июня 1940 года, окончательно проиграв долгую битву за обладание скандинавским побережьем, англичане эвакуировали свой э...

Операция Кислород

News image

Операция Кислород проведенна французскими боевыми пловцами 10 июля 1985 года, в результате которой в новозеландском порту Окле...

Налет на Токио

News image

8 апреля 1942 года авианосец Энтерпрайз вышел в море в сопровождении 2 тяжелых крейсеров, 6 эсминцев и танкера. Утром 12 апреля,...